Биографический листок. Выпуск БЗ-04  [02мар09] [с.3]
НЕКРОЛОГ. АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ЗАВАРИН.
1926 – 2008
Крепость моя и пение мое Господь,
и бысть мне во спасение
(Прокимен глас 2-й. Псалом 117:14)

А.А.Заварин был глубоко православным и русским человеком. В своих воспоминаниях он написал следующие слова которые прекрасно выражают чувства большей части эмигрантов 1920-х и 1940-х гг. и их детей.
    «Россия всегда жила в моей душе. Был ли я еще дошкольным мальчиком, или в сербской школе, в рабочих лагерях в Германии, под бомбардировками в Берлине, или в тюрьме в Загребе, в Хорватии, в беженских ли лагерях, или на Корейском фронте в американской армии, в военном лазарете, или в Берклейском университете, читал ли я научный доклад в Вашингтоне, или отдыхал около Тихого океана в Мексике – Россия всегда была со мной».   А.А.Заварин († 2008 г.)

Некролог написан Евгением Алексеевичем Завариным, старшим братом Алексея Алексеевича.

Отец его, Алексей Константинович Заварин происходил из духовного сословия и был сыном батюшки Константина Заварина, священника в селе Вознесенском, Ярославской губернии. Алексей Константинович рассказывал, как во время управления Ярославской эперхией владыкой Тихоном, будущим блаженнейшим Патриархом Тихоном, владыка играл с ним и другими ребятами в горелки. “Подберет ряску и бежит...”
    Во время революции 1917-1920 годов Алексей Константинович партизанил “зеленым” на Кавказе под начальством генерала Фостикова, а после революции эвакуировался в Югославию, где работал военным ветеринаром. Во время второй отечественной войны он записался добровольцем в Русский Охранный Kорпус в Сербии. Скончался в Германии где-то около 1945 года.
    Матерью его была Ия Александровна Заварина, урожд. Щепкина, а бабушкой Любовь Владимировна Щепкина, урожд. Фрейман. Род Фрейманов восходил к Фрейману, участвовавшему в свое время в крестовых походах (возможно третьем) и получившему баронство и имение около Ревеля, ныне Эстония. Он вывез оттуда способ приготовления целительного бальзама, который крестоносцы переняли от Сарацинов и который семейно употреблялся даже бабушкой Алексея Алаксеевича.
    Большинство Фрейманов принадлежало к военному сословию. Генерал майор Фрeйман участвовал в усмирении Пугачева (А.С. Пушкин, “История Пугачовского бунта”). Майор Астафий Карлович Фрейман участвовал в сражениях с Наполеоном и получил орден Св. Анны 4 ст. (За Бородино от Кутузова) и св. Владимира 4 ст. (За Дрезден от Барклая-де-Толли).
    По мужской линии Алексей Алексеевич был пра-правнуком актера Михаила Семеновича Щепкина и его супруги, Елены Дмитриевны, турчанки по происхождению. Двоюродный дед Алексея Алексеевича, Николай Николаевич Щепкин вращался в политических кругах и в свое время организовал партию Центра, сплотивши большинство политических партий ради свержения большевизма. Заговор был открыт и он и его двое зятьев расстреляны Троцким.
    Его двоюродная тетка, Марфа Вячеславна Щепкина была долгое время директором Исторического Государственного музея в Москве. Глубоко верующая женщина, управляющая музеем как диктатор. Ее все боялись. Время ее директорства было временем гонения на церковь и, мне кажется, что икона Матери Божьей Державной, не могла бы найти более верного места пребывания чем подвал исторического музея, где она хранилась.

Большинство своей жизни в Югославии Алексей Алексеевич провел в городе Нише, месторождении Константина Великого. Там он закончил основную школу и семь лет сербской гимназии. Время второй отечествениой войны он провел в Берлине, где пережил бомбардировки и штурм советскими войсками. Скоро после этого он со своей матерью, теткой и братом перешел пешком границу в английскую оккупационную зону и там обитал до 1950 года в беженском лагере Колорадо, а так же в городе Геттингене, где посещал университет. В 1950 году он со своими, хлопотами своего дального родственника, Константина Николаевича Заварина, переехал в Сан Франциско. Там он провел только с пол года, когда был мобилизован в связи с войной в Корее. Половину времени, как рядовой и потом как капрал, он провел в США работая чертежником, а потом был отправлен в Корею, где работал тем-же. После демобилизации он поступил в Калифорнийский университет и окончил его со званием магистра инженерной науки. Остальную часть жизни он работал по специальности в разных компаниях, а под конец вышел в отставку. Скончался он в 2008 году, 82 лет от роду от болезни Альцгеймера, под конец не узнавая никого. Похоронен на Сербском кладбище города Кольма (Colma), Калифорниия.
    Алексей Алексеевич был человеком ответственности, долга и чести, которые теперь редко встречаются. Как каждый смертный он делал ошибки, но возможно именно от своей фанатичной привязаности к этим духовным ценностям. Женатым он никогда не был. По своей сути он никогда не был русским эмигрантом, а русским оказавшимся за границей. У него всегда было больше близости и понимания к русским, недавно приехавшим из России, чем к эмигрантам, укоренившимся за границей. Как он и говорит в своих воспоминаниях, приезжая в Россию он постепенно сбрасывал весь эмигрантский нанос и становился русским. Поэтому и его главными увлечениями были девушки из России, а друзьями русские ребята.
    Большинство своей сознательной жизни он был поборником принципов Русской Зарубежной Церкви. Некоторое время он работал старостой прихода Всех Святых в земле Российской просиявших, в городе Бурлингеиме, Калифорния. Только тогда когда православная церковь в России начала освобождаться от ига безбожников, и Русская Зарубежная Церковь начала постепенно терять свой raison d’etre, он начал принимать менее и менее резкую позицию, так что когда в августе 1991 большевизм был низложен и свобода Церкви восстановлена, он перестал делать разницу между патриархией и Зарубежной Церковью, разницу, которая сделалась бессмысленной и может даже смешной.
    Безусловно самым ярким моментом его жизни было принятие участия в событиях августа 1991 года в Москве, где он гостил у своих родственников. Не знаю, кто еще из русских эмигрантов удостоился активного участия в этих событиях. Он с воодушевлением сновал между танками, демонстрировал и раздавал листовки. А это было опасно. Его предупреждали, что если выиграют коммунисты, то его либо расстреляют либо уморят в концлагере. На что он отвечал, что если бы он этого не делал то перестал бы себя уважать. За свое активное участие он получил письменную благодарность от президента российской федерации, Бориса Николаевича Ельцина. Думаю, что лучшего подарка за свою безграничную любовь к России, он бы не мог получить.
    После себя он оставил свои воспоминания (380 стр.) и еще кое-что. А самое главное – память о русском, православном человеке. Дай Боже ему царство небесное.

PS. Писать некролог о моем брате мне не так трудно. Всю жизнь мы были в контакте и мыслили одинаково на 95%. Поэтому могу уверено сказать, что сейчас он радуется на том свете вместе со мной, что Россия наконец проявила себя православной, самобытной страной и по Суворовски раздраконила Саакашвили, поставив в идиотское положение его союзников и покровителей.

Евгений Заварин, старший брат

Дорогой Александр,
Посылаю Вам с большим опозданием обещаный некролог. Можете его переправлять как хотите, оставляя незатронутой личность Алексея. Может я слишком много распространялся про предков. Вы редактор. Я так-же не мог найти точные даты его служенья старостой. Пишите если будут нужны еще какие-нибудь подробности. Спасибо за присылку интервью Павла. Он мне писал, что интервью точное так на 90%. Так что все в порядке.
Ваш,

Евгений Заварин


Ссылки.
• Предисловие издателя к автобиографии А.А.Заварина (БЗ-01)
• Сербский период. Отрывок из автобиографии А.А.Заварина (БЗ-02)
• Воспоминания (БЗ-03)

• НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ • НАВЕРХ

(БЗ-04),  http://www.dorogadomoj.com/  bz04nek.html,  (нач:02мар09), (I-й вып:02мар09),  02мар09