Россия в XX веке (3.7)  [15фев04] Ю. В. Изместьев

3 -- РЕВОЛЮЦИЯ
ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД

3.34 - ПОЛОЖЕНИЕ НА УКРАИНЕ ОСЕНЬЮ 1918 ГОДА

Когда осенью 1918 г. стало известно о германских мирных предложениях, большевики начали вести подготовку восстания. В Курске они сформировали кадры "повстанческой армии". В самом Киеве, Одессе и других городах создавались "Ревкомы" и повстанческие отряды, которые большевики снабжали деньгами и оружием. Украинские власти были бессильны, так как немцы оказывали большевикам поддержку.

Все же министр внутренних дел Украины Кистяковский решился арестовать нескольких членов советской делегации и произвести обыск в советском консульстве. Там были обнаружены документы, подтверждающие подготовку большевиками восстания, связь председателя Украинского народного союза Винниченко с советской делегацией и... соучастие в этом деле германского штаба.

Немецкие власти потребовали немедленного освобождения арестованных большевиков и возвращения изъятых документов, а так же смещения министра внутренних дел.

Результатом этого происшествия был министерский кризис. Новое правительство Украины было составлено преимущественно из самостийников германской ориентации. Мирные переговоры с Советской Россией прекратились. Глава советской делегации Раковский уехал в Москву.

Так как в дальнейшем полагаться на немцев уже было нельзя, то гетманскому правительству нужно было искать другую опору власти. Обсудив положение, Совет министров постановил немедленно приступить к формированию "Украинской Народной Гвардии". Однако это встретило непреодолимые препятствия. Всеобщая мобилизация могла бы дать большевистский состав; формирование "Вольного казачества" из добровольцев уже имело печальный опыт. Создание национальной гвардии при "сечевой дивизии" могло дать вооруженную силу, но не гетману, а Петлюре.

Опорой гетмана могли бы стать офицерство и интеллигенция, но ни те, ни другие не имели желания сражаться ни за гетмана, ни за "самостийную Украину". Офицеры тяготели к Добровольческой армии и при первой возможности присоединялись к ней.

Ища выхода из создавшегося положения, гетман решил сформировать "Особый корпус", в котором была введена русская форма. Офицерам и унтер-офицерам был предоставлен выбор: поступать в Русский корпус или в украинские части. Но и это начинание не имело успеха.

По инициативе хлеборобов и Киевской Городской Думы министр внутренних дел вступил в соглашение с Союзом офицеров, в результате чего было сформировано несколько боевых дружин из офицеров и учащейся молодежи, численностью от 2-х до 4-ех тысяч.

1-го ноября киевские военачальники заявили гетману, что их войска, считая себя русскими, выходят из подчинения им. Это заставило гетмана в корне изменить свою политику. Он решает опереться на антибольшевистски настроенное русское и украинское население и на Антанту, и предпринимает шаги для сближения с Добровольческой армией.

14 ноября Скоропадский издает "Грамоту" о федерации с Россией. В связи с новым курсом формируется новое правительство. Ген. Деникину посылается телеграмма, в которой говорится: "Украинские силы, в согласии с Доном и параллельно с Добровольческой армией, направляются на борьбу с большевиками и на восстановление единства России". Ген. Деникин приглашается на съезд для выработки общего плана действий.

Но было уже поздно. Ничто уже спасти гетмана не могло.

В то время, как Скоропадский тщетно искал опоры, сторонники Ц. Рады энергично готовили его свержение. Немцам они писали доносы, обвиняя его в русофильстве и недостаточно проводимой украинизации; крестьян натравливали против его земельной политики, а интеллигенцию - против его желания расчленить Россию.

Никто не поддержал гетмана. Все общероссийски настроенные жители Украины верили, что вот-вот придут союзники и помогут восстановить Россию. Поэтому нет надобности поддерживать вчерашнего друга Германии, самостийника Скоропадского.

Ген. Деникин пошел на сближение. Он дал свое согласие прибыть на съезд, но в это время гетман отказался от власти.

 

3.35 - СВЕРЖЕНИЕ ГЕТМАНА СКОРОПАДСКОГО

Почти одновременно с появлением "Грамоты" Украинский Национальный Союз поднял восстание, центром которого была Белая Церковь.

Еще до появления "Грамоты" заговорщики избрали "Директорию" из 5-ти лиц (Винниченко, Петлюра, Макаренко, Швец и Андреевский).

В июле Петлюра был арестован по подозрению в участии в заговоре против правительства, но затем был освобожден после того, как дал слово, что не будет принимать участия в антиправительственной деятельности. Давши слово, он немедленно отправился в Белую Церковь для подготовки восстания. Там он провозгласил себя главнокомандующим всех вооруженных сил повстанцев. Большевики и им сочувствующие поддержали его.

Разбросанные по всей Украине гетманские войска были застигнуты врасплох и не могли оказать сопротивления, и в течение двух недель вся Украина, за исключением Киева, оказалась в руках Директории.

Оборону Киева гетман поручил ген. гр. Келлеру (одному из двух высших военачальников, отказавшихся признать Временное правительство), у которого, после проведенной мобилизации офицеров, вместе с гетманской гвардией оказалось около 12 тысяч человек. В то время это была внушительная сила, но... в ней отсутствовал дух. Кроме того, в городе Украинский Военно-Революционный комитет дважды пытался совершить переворот. Поэтому часть сил приходилось использовать для подавления восстаний и охраны порядка в самом городе.

После того, как повстанцы разбили один из сердюцких полков и офицерскую дружину, сердюки перешли на сторону повстанцев. Защита Киева легла исключительно на плечи офицерских дружин, которые в течение почти двух недель удерживали город, ожидая помощи союзников, которую обещало гетманское правительство.

12 декабря было получено сообщение из Одессы, что там не только нет никаких войск Антанты, но и сама Одесса занята войсками Директории. Безнадежность защиты Киева стала очевидной. 14 декабря гетман отказался от власти. Немцы его укрыли и вывезли в Германию. В тот же день войска Директории вступили в город.

 

3.36 - БОРЬБА В РАЙОНЕ ОДЕССЫ

5-го декабря 1917 года Франция de facto признала Украинскую Республику и послала в Киев "генерального комиссара", который, после заключения Украиной сепаратного мира с Германией, перенес свою деятельность в Кишинев. Начальником разведки при нем был Энно.

6 декабря 1918 г. Энно послал в Добровольческую армию извещение о том, что, согласно официальному заявлению политических деятелей держав Согласия, союзники желают "воссоздать Единую и Неделимую Россию и помочь восстановлению в России монархии, соответствующей желанию большинства русского народа... в Россию прибудут армии, чтобы оказать ей мощную и дружественную помощь - материальную и экономическую..." В Яссах предполагалось создать "Русский Национальный Совет", при посредстве которого союзники могли бы узнавать о нуждах и желаниях организованной и государственно настроенной русской общественности.

В это время положение одесского района было очень тяжелым. В нем находилось около 50 тысяч германских войск, которые могли поддерживать порядок, но они объявили нейтралитет. Никаких гетманских войск, кроме штаба, не было. Единственной военной силой был отряд "добровольцев" (около полутора тысяч человек), находившийся в Одессе.

В одесском порту высаживалась сформированная в Екатеринодаре польская бригада, которая теперь возвращалась на родину и не хотела "вмешиваться в русские дела". На рейде стоял французский крейсер с двумя миноносцами. Взамен гетманской начала организовываться новая "юго-западная" власть.

В конце ноября петлюровцы заняли Раздельную. Атаман Григорьев подступал к Николаеву. Энно, искренний друг России, чтобы выиграть время до прибытия союзной помощи, начал переговоры с Директорией.

25 ноября ген. Деникин получил от Энно сообщение о критическом положении Одессы и просьбу о помощи, чтобы сохранить Одессу как базу для союзного десанта. Так как в то время в рядах Добровольческой армии было всего 37 тысяч человек, которые вели тяжелые бои под Ставрополем и оказывали помощь Дону, то ген. Деникин не имел возможности помочь Одессе, которая постепенно прекращала сопротивление.

Начальник гетманского штаба ген. Бискупский вошел в соглашение с петлюровцами о передаче им города и командования. Добровольческий отряд погрузился на "Саратов" и вышел на рейд. 28 ноября петлюровцы, без боя, заняли город. Часть Николаевского бульвapa, примыкающего к порту, была оцеплена польским отрядом и французскими моряками и, таким образом, образовала "нейтральную зону", над которой был поднят французский флаг.

Власть петлюровцев продолжалась всего неделю. 4 декабря, наконец, подошли первые транспорты французского десанта. На другой день добровольцы, под командой ген. Гришина-Алмазова, после 10-часового боя изгнали петлюровцев из города. Но, оставив город, те продолжали занимать ближайшие его окрестности.

 

3.37 - УКРАИНСКАЯ ДИРЕКТОРИЯ

Когда войска директории вступили в Киев, фактическим хозяином города стал бывший капитан австрийской армии Коновалец. Засилие галичан в армии и правительстве создавало картину оккупации ими Украины. Своим ультра-украинским шовинизмом, грубостью, реквизициями и грабежами они вызывали озлобление не только русских, но прирожденных украинцев, называвших "сечевников" немцами.

Началась украинизация с того, что было приказано все русские вывески заменить украинскими. Одновременно было объявлено, что пропаганда федерации с Россией карается по законам военного времени. Затем началась расправа с "гетманцами" и "контрреволюционерами", которых либо расстреливали, либо сажали в Педагогический музей. Через несколько дней туда набили несколько тысяч "врагов" (позже немцы, опасаясь, что петлюровцы всех расстреляют, вывезли их в Германию).

В скором времени петлюровцы захватили Церковь, школу, печать и прочие отрасли общественной жизни.

В первые же дни своего правления Директория объявила основы своей внешней политики: нейтралитет в отношении германских войск, дружбу с Советской Россией и недопущение оккупации Украины союзниками.

Ни одно из этих положений не могло быть осуществлено. Ненависть к немцам была настолько велика, что никакие угрозы и приказы не могли повлиять на народные настроения. Уходящие германские войска подвергались нападениям и ограблению.

Еще до начала восстания Винниченко заключил соглашение с Москвой, по которому Москва признавала независимость Украины, а Украина легализовала у себя коммунистическую партию. Кроме того, между обоими государствами был заключен союз против держав Согласия.

Несмотря на подписанное соглашение и союз, когда стало известно о германском нейтралитете и полной пассивности союзников, Совнарком решил покончить с Украиной. В городах начались большевистские восстания. В результате в конце декабря Украина объявила войну Советской России.

 

3.38 - ОККУПАЦИЯ ФРАНЦУЗАМИ ОДЕССЫ

Первое время, когда фактическим руководителем французской политики в Одессе был Энно, отношение французского командования к Добровольческой армии было самым хорошим. Тем не менее, положение Одессы становилось все хуже. Город окружен петлюровцами, которые держали в своих руках водопровод и не допускали доставку съестных продуктов из деревень и немецких колоний. Ничтожные размеры "зоны" не позволяли развернуть военные силы добровольцев, которые в то время насчитывали всего лишь 1600 штыков и 56 сабель, при 10 орудиях. Французский гарнизон состоял из 1 бригады пехоты и 1 конного полка.

Ген. Гришин-Алмазов настойчиво добивался продвижения французских войск до линии Тирасполь - Раздельная - Березовка - Николаев - Херсон, что открыло бы железнодорожную связь с Румынией, где сохранились огромные военные склады Румынского фронта, и обеспечило бы город и армию хлебом и другими продуктами питания. Но французское командование отказывалось продвинуться, так как имело приказ свыше занять лишь город Одессу.

Так прошел месяц. Город задыхался в кольце блокады. Силы добровольцев не увеличивались.

В первых числах января 1919 г. положение в Одессе изменилось. Прибыли новые десантные войска, во главе которых стоял ген. д'Ансельм, но главную роль играл его начальник штаба полк. Фрейденберг, противник добровольческой армии. Он стал искать комбинацию наиболее выгодную не для русского дела, а для французской оккупации. "Ни капли французской крови!" - было основой его политики. Для борьбы с большевиками он решил найти и использовать местные силы. Его поиски остановились на Директории.

Несмотря на то, что французская разведка сообщала, что "только галицкие части являются элементом более или менее серьезным, а прочие войска не только не представляют боевой силы, но являются весьма опасными своими большевистскими настроениями", Фрейденберг решил использовать эти силы. В Одессу был вызван представитель Петлюры, который после переговоров обязался снять блокаду с города.

В течение января и начала февраля, когда в Одессе высадились греческие дивизии, союзные войска заняли район до линии, на которой настаивал Гришин-Алмазов.

 

3.39 - КОНЕЦ ДИРЕКТОРИИ

В это время положение Директории было уже безнадежным. Большевики, сосредоточив две хорошо вооруженные дивизии, состоящие из противников гетмана, бежавших на советскую территорию, начали наступление.

На немецкую помощь уже нельзя было рассчитывать. В Галиции шли бои с поляками, мечтавшими о Польше "от моря и до моря" и считавшими Киев древне-польским городом. На юге, в Одессе, высаживались французы, которые в то время были сторонниками Единой Неделимой России и относились враждебно к украинским сепаратистам, заключившим сепаратный мир с Германией.

Вооруженные силы Директории, вначале доходившие до 200-300 тысяч, после свержения гетмана быстро таяли. Большая их часть вернулась в деревни и занялась дележом земли и разграблением еще уцелевших помещичьих имений. Остальные были заражены пробольшевистскими настроениями. В случае борьбы с большевиками на них нельзя было рассчитывать.

Единственной надежной опорой были отряды "вольных казаков", "сечевые стрельцы" - галичане и офицерские и унтерофицерские кадры, созданные при гетмане для формирования украинской армии. Однако последние больше тяготели к Добровольческой армии.

Принимавшие участие в свержении гетманской власти повстанческие отряды по достижении цели стали переходить на сторону большевиков. В Херсонщине - Григорьев; под Киевом - Зеленый; в районе Екатеринослава - Махно, державший в страхе и трепете громадный район. Его "войско" доходило до 10 тысяч и было неуловимо, так как быстро (до 100 километров в сутки) передвигались с места на место.

Когда большевики возобновили наступление, украинское войско обратились в бегство, грабя и устраивая погромы на своем пути.

Все же Директория не прекратила своей деятельности. Вместо "несоответствующей духу времени" Центральной Рады она созвала "Трудовой Конгресс", который должен был состоять исключительно из рабочих и крестьян.

Конгресс открылся 23 января, когда уже почти вся Украина была под властью Харьковского (советского) правительства, когда советские войска уже были под Киевом.

Но Конгресс все-таки успел вынести решение о слиянии "Украинской Народной Республики" с "Западной Украинской Народной Республикой" в одно государство - "Соборную Украину". Так как это решение не было ратифицировано Украинским Учредительным Собранием, как было условлено, то оно и не было осуществлено.

2 февраля Директория и ее приверженцы бежали из Киева. Так закончился ее 45-дневный "киевский" период и начался период "пребывания на колесах".

В этот период по всей территории, находящейся под властью Директории, прокатилась волна еврейских погромов.

4 марта петлюровский атаман Семесенко приказал своей "Запорожской бригаде истребить все еврейское население города Проскурова. На другой день около 500 пьяных "казаков", врываясь в еврейские дома, вырезывали подчас целые семьи. В тот день было убито до 3-х тысяч. Убивали исключительно холодным оружием. Единственной жертвой, убитой пулей, был православный священник, который с крестом в руках пытался остановить убийц.

Погромы были произведены петлюровцами в 180-ти населенных пунктах, где было убито около 25 тысяч человек. Украинское правительство никаких мер против погромщиков не принимало.

 

3.40 - ФРАНКО-УКРАИНСКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ

Чувствуя свою беспомощность, Директория начала искать союзников одновременно в Москве и в занятой французами Одессе. Французское командование потребовало от Директории удаления Петлюры, формирования 300-тысячной украинской армии, подчиненной Антанте, пополнения офицерских кадров русскими офицерами, временной передачи в их руки железных дорог и финансов и провозглашения над страной французского протектората. Вопрос о независимости Украины должен был решиться на мирной конференции.

На состоявшейся 6 февраля встрече с представителями французского командования представители Директории представили свой контр-проект. Они требовали признания независимости Украины; обеспечения украинских колоний в Сибири, передачи Украине Черноморского флота и недопущения в украинскую армию русских офицеров.

По словам одного из очевидцев, на этой встрече полк. Фрейденберг держал себя с украинскими представителями так, как будто он был не на Украине, а в какой-то африканской колонии.

"Винниченку и Чеховского нужно выгнать, как собак, за большевизм, а Петлюра должен исчезнуть сам, ибо теперь каждый бандит называет себя петлюровцем ... если Директория есть выразитель воли всего украинского народа, то французское командование не может обещать вам никакой помощи. В таком случае оно пойдет и против большевиков, и против украинского народа", - заявил Фрейденберг. Он потребовал немедленно выпустить из тюрьмы арестованных Директорией митрополита Антония, епископа Евлогия и гетманских министров.

Франко-украинские переговоры ни к чему не привели, так как ни одна из сторон не отступила от своих требований.

Тем временем обстоятельства сложились так, что французы должны были эвакуироваться, а Директория - продолжать свое бегство.

 

3.41 - ПРОЕКТ Д'АНСЕЛЬМА - ФРЕЙДЕНБЕРГА

В начале февраля д'Ансельм с Фрейденбергом составили проект, согласно которому южная Россия делится на две части: одна, включавшая Киевскую, Волынскую, Подольскую, Черниговскую, Полтавскую и часть Харьковской губернии, - отдается под власть Директории; остальная территория подпадает под русскую власть, в которой примут участие и представители Добровольческой армии. Вся территория будет оккупирована французскими войсками. Будет сформирована армия из франко-украинских и франко-русских отрядов, под командой французского генерала. Таким образом, предвиделась оккупация всего юга России.

Полк. Фрейденберг был очень удивлен, когда его проект не встретил ни у кого сочувствия.

В середине февраля "сечевые стрельцы" подняли мятеж, отказавшись сражаться за "Надднепровскую Украину". Украинская армия окончательно рассыпалась. Рассыпалась и Директория.

Под влиянием этих событий французское командование пришло к мысли о создании "самостоятельного", но подчиненного французам, правительства Новороссии. Не рискуя окончательно порвать отношения с Добровольческой армией, французы пытались воздействовать на ген. Деникина, чтобы получить его согласие на реализацию их проекта, но получили отказ.

 

3.42 - ЭВАКУАЦИЯ ОДЕССЫ

Расширение "зоны" не улучшило военно-политического положения Одессы. Французское командование не разрешало ввести в ней добровольческую администрацию, а оставило все управление в руках Директории. Такая политика французов не укрепляла обороноспособности Одессы и подрывала престиж Добровольческой армии, так как подчас проявлялась в грубой и оскорбительной форме. Так, при занятии Херсона, французские власти объявили, что не допустят на его территории никаких формирований Добровольческой армии. На просьбу добровольческого командования использовать оставшиеся в Тирасполе, Николаеве и на острове Березань вооружение и боеприпасы французское командование заявило, что это имущество находится на территории Директории и поэтому принадлежит ей. Французское командование отказало Добровольческой армии также в разрешении провести мобилизацию.

В результате такой политики между русским и французским командованием создались неприязненные отношения.

Когда прибыл французский главнокомандующий ген. Вертело, он заявил, что Россия должна быть единой, что он будет действовать в полном согласии с ген. Деникиным; Украины он не признает, так как это австро-германское изобретение, а петлюровское движение он считает сродни большевистскому. Однако, судя по перехваченной телеграмме, посланной им Директории, он обещал полную поддержку Украине.

Когда командующий добровольческими отрядами ген. Санников протестовал против "франко-русских" отрядов, он получил ответ: "Это не желание мое, а мой приказ".

2-го февраля Вертело издал приказ о том, что руководство всеми вопросами военного, политического и административного характера на юге России возлагается на его заместителя ген. д'Ансельма.

В Одессу продолжали прибывать союзные войска. К середине марта там сосредоточились полторы французских, две греческие дивизии и польская бригада. Невзирая на противление французов, русскому командованию удалось сформировать два полка пехоты, полк конницы, артиллерийскую бригаду, авиационные и броневые части, численностью до 5 тысяч человек. Эти части, хотя и малочисленные, находились под командой исключительно храброго ген. Тимановского и представляли собою реальную силу.

Греческие войска, не утомленные войной, политически и морально были вполне устойчивы. Зато французские, стремящиеся после заключения мира домой, воевать не хотели. Большевистская пропаганда поддерживала это их настроение. Это заставило французское командование уклоняться от активных действий и сосредоточить все свои силы в Одессе, поближе к транспортам.

В середине февраля атаман Григорьев, перейдя на сторону большевиков, силами в 1.700 человек с тремя орудиями повел наступление на Херсон, где стояли батальон греков и рота французов. После боя, длившегося целый день, союзники погрузились на транспорты и отплыли в Одессу. Вслед за этим, уже без всякого давления противника, был оставлен Николаев. Через несколько дней союзники потерпели поражение под Березовкой. Бросая раненых, орудия и танки, французы беспорядочно отступали. Подошедшим из резерва грекам удалось остановить часть беглецов, но остальные продолжали отступление до самой Одессы.

Кольцо вокруг Одессы сжималось, повергая в уныние жителей города. 28 февраля французское командование, объявив осадное положение и взяв всю полноту власти в свои руки, выслало из Одессы генералов Санникова и Гришина-Алмазова.

16 марта ген. Тимановский, прикрывавший своими войсками Одессу с сев.-востока, получил приказ очистить Очаков и отойти к Одессе. Через 4 дня д'Ансельм объявил об эвакуации города в течение 48-ми часов.

Положение на фронте, где против четырех сильных дивизий наступало не более 6-8-ми тысяч плохо организованных и недисциплинированных банд, не могло быть причиной эвакуации, а двухдневный срок ее был совершенно необъясним и невыполним.

Тоннажа для эвакуации было недостаточно. Началась паника. Места на пароходах брали с боя или за взятки. Эвакуироваться удалось лишь незначительной части людей. Брошены были огромные военные запасы. Оставлены были все ценности государственного банка и казначейства.

Забытая французами бригада ген. Тимановского двинулась к Днестру. Шесть тысяч человек начали поход, продолжавшийся целый месяц в необыкновенно тяжелых условиях, в сознании морального унижения со стороны французов и румын. Когда бригада перешла румынскую границу, то по приказу французов была румынами разоружена.

Как выяснилось позже, вопрос об эвакуации Одессы был решен в Париже на основании донесения д'Ансельма и Фрейденберга о катастрофическом продовольственном положении в Одессе и о "прекрасном состоянии большевистских войск".

4 апреля в Париже состоялась англо-французская конференция, на которой был выработан порядок осуществления французской интервенции. Не лишен интереса пункт 6 этого документа, в котором говорилось: "Русские торговые суда, не находящиеся в пользовании союзников, могут быть употреблены для русских военных перевозок и продовольствия для русских войск...

Русским военным судам, которые обслуживаются русским экипажем и подчинены ген. Деникину, разрешается плавать под русским флагом".

 

3.43 - СКИТАНИЯ ДИРЕКТОРИИ

Вскоре после оставления Киева и распада Директории (Грушевский и Винниченко уехали за границу) вся власть сосредоточилась в руках Петлюры. После долгих блужданий он с остатками правительства и армии двинулся в Галицию, туда его не пустили поляки. Армия была окончательно деморализована. Вставал вопрос, кому сдаваться: полякам или большевикам?

От полной катастрофы Петлюру спасло то, что в это время Галицийское правительство под напором поляков перешло на территорию, занимаемую Петлюрой.

Больше двух месяцев два правительства тщетно пытались договориться. Петлюровцы спасение от всех бед видели в социализме; галичане были настроены антисоциалистически и своей задачей ставили борьбу с большевиками.

Хотя Петлюра и был провозглашен главнокомандующим, армия оставалась разделенной на "Галицкую" и "Надднепровскую".

Пока велись бесконечные совещания и переговоры, армия ген. Деникина, начав летом 1919 г. наступление, была уже в пределах Украины. Большевики все свои силы бросили против нее. Таким образом, создалось исключительно благоприятное положение для наступления украинской армии, которое началось в середине июля, и почти не встречало сопротивления.

Петлюровцев было около 10 тысяч, галичан - около 40. Галичане двинулись на Киев, петлюровцы - на Одессу и Волынь.

Такое разделение сил произошло потому, что командующий галичанами ген. Кравс, как бывший офицер австрийского ген. штаба, был человеком правых убеждений и не желал иметь ничего общего с социалистическими лидерами и "атаманами" (Петлюру, не окончившего курса семенарии, он называл "неудавшимся поповичем"). Кроме того, выявилось и резкое расхождение между петлюровцами и галичанами в отношении к Добровольческой армии. Несмотря на то, что Галиция была центром украинского сепаратизма, галицкое правительство и армия желали тесного сотрудничества с Добровольческой армией. Петлюра считал Деникина своим врагом.

 

3.44 - ЭВАКУАЦИЯ КРЫМА

В начале февраля 1919 г. красные заняли Мелитополь, а затем, обойдя десантом из Геническа белых, захватили Сальский перешеек и, таким образом, отрезали Крым от питавших его хлебом и углем районов.

Для усиления крымских войск ген. Деникин хотел перебросить из Одессы в Крым часть бригады ген. Тимановского. Но ген. д'Ансельм это запретил.

В это время в Севастополе высадился полк греков, две роты которого были двинуты на защиту перешейков. Этим ограничилась помощь союзников Крыму.

Переправившись у Алешек и Каховки через Днепр, большевики овладели Перекопом. Контратаки белых не изменили положения, и под натиском противника, по приказу Ставки, они начали отступление к Керчи.

Началась эвакуация Симферополя. Крым охватила паника. В поисках спасения люди бросились к портам. По распоряжению главного командования все свободные суда были посланы к берегам Крыма. Но их оказалось недостаточно, так как все лучшие пароходы были взяты французами для своих и греческих войск.

Между 30 марта и 2 апреля в Севастополе высадилось до 4 тысяч алжирских стрелков и сенегальцев, что вместе с прежним гарнизоном составило 7 тысяч при 8 орудиях. На рейде стояла эскадра с сильной судовой артиллерией. Город мог долго держаться. Но это не входило в планы французов.

В угоду севастопольскому революционному комитету французские власти наложили арест на продовольственные грузы Добровольческой армии, арестовали весь состав крымского правительства и потребовали сдачи им краевой казны.

Хаотическая эвакуация напоминала одесскую и произведена была в очень малых размерах.

3-го апреля ушел последний русский пароход. На внешнем рейде еще стояли иностранные суда, принявшие беженцев. На одном из них, французском, находился начальник штаба крепости и чины штаба (с семьями), до последнего момента исполнявшие свои обязанности. 7 апреля французы приказали всем русским офицерам покинуть французский корабль. От неминуемой гибели офицеров спас английский адмирал, принявший их на свой транспорт.

3 апреля французы заключили с большевиками перемирие до 15-го апреля, когда закончилась эвакуация французских и греческих войск.

Белые войска под командой ген. Боровского, отойдя на Акманайские позиции, в течение двух месяцев отстаивали последний клочок Таврического полуострова, который в начале июля послужил исходным плацдармом для нового победного наступления.

5-го апреля ген. Боровский получил от французского морского командования резкое и оскорбительное письмо, в котором говорилось, что "... Было бы также желательно сообщить ген. Деникину, что союзники - хозяева моря, и что на нем не должно ничего делаться без их на то согласия".

 

3.45 - ПОЛОЖЕНИЕ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ

Видя полное бездействие Директории, офицеры и военная молодежь совершили переворот - арестовали членов Директории и объявили адм. Колчака Верховным Правителем, что вызвало страшную ненависть эсеров.

Положение Восточного фронта в это время было очень тяжелым. Пали Оренбург и Уральск. Оренбургская казачья армия, стремительно отступая, потеряла связь и с противником, и со своими; отрезано было и Уральское казачье войско.

В феврале наступили сильные морозы и боевые действия замерли. Более чем на тысячу верст протянулся фронт. Он замерз на линии Пермь - Уфа - Оренбург - Уральск.

Удерживая проходы на Урале, адм. Колчак стал спешно формировать новые части. Несмотря на недостаток вооружения и боеприпасов, и почти полное отсутствие обмундирования, обуви, медикаментов и перевязочного материала, весной 1919 г., сломив сопротивление красных, сибирские армии перешли в наступление.

На севере фронт занимала "Сибирская" армия, дальше шли: "Западная", "Оренбургская" и "Уральская". Самой сильной и наилучше снабженной была "Сибирская", которой командовал чех ген. Гайда.

Эта армия должна была нанести удар на Вятку, Котлас и соединиться с войсками Архангельского фронта. Такое направление главного удара было выбрано потому, что в северных губерниях замечалось больше сочувствия национальному делу, чем в южных. Кроме того, на этом направлении настаивали англичане, так как собирались убрать свои войска из Архангельска. Манили туда и огромные военные склады.

Адм. Колчак, под влиянием англичан, державших все снабжение армии в своих руках, и питая в то время полное доверие к Гайде, согласился с нанесением главного удара в этом направлении.

Весной 1919 г. Западная армия нанесла красным сильное поражение, и они обратились в бегство. В неудержимом порыве, проходя по 70 верст в сутки, Западная армия устремилась к Волге.

Овладев Уфой, пройдя более 600 верст, захватив огромные трофеи, она подошла на 100 верст к Симбирску, на 60 к Самаре. Оренбургская подошла на один переход к Оренбургу, а Сибирская - к устью Камы (80 верст от Казани).

Но это было вершиной успехов на Восточном фронте. После этого началось отступление.

Большевики бросали против Колчака все новые и новые силы и миллионы золотых рублей на расстройство тыла его армии.

Под Оренбургом белые потерпели первое поражение. Западная и Оренбургская армии начали отступление. В мае была оставлена Уфа.

В районе Перми оставалась на своих позициях 50-тысячная армия Гайды. Все усилия Ставки повернуть ее главные силы на юг для оказания помощи Западной армии, остались безрезультатными. Гайда, пользуясь покровительством союзников, перестал подчиняться главному командованию. Он дошел до того, что потребовал передачи ему главного командования (когда он был удален со службы и лишен чина, то он, вместе с эсерами поднял во Владивостоке восстание против Колчака).

Под влиянием общей обстановки начался отход и Сибирской армии, которая быстро демобилизовалась.

В это время на помощь большевикам пришли эсеры и чехи. В то время, как у Колчака на фронте не хватало сил, чтобы остановить напор красных, в тылу у него начались поднятые эсерами восстания. Армия откатилась сначала к Уралу, а потом за Урал.

 

3.46 - НАСТУПЛЕНИЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ЮГА РОССИИ (ВСЮР) ВЕСНОЙ 1919 Г.

В мае 1919 г. началось широкое наступление ВСЮР. Очистив от большевиков весь Северный Кавказ, объединившись с Донской армией и освободив Донецкий бассейн, армия ген. Деникина начинает наступление на Москву.

В конце мая Кавказская дивизия разбила под Гуляй-Полем Махно. В то же время добровольческие части, двинувшись с Акманайских позиций, начинают гнать красных из Крыма.

11 мая после 5-дневного боя занят Харьков. 16-го закончено освобождение Крыма. К концу месяца добровольцы овладели всем нижним течением Днепра, и был взят Екатеринослав. Противник был разгромлен, трофеи неисчислимы.

В середине мая начинает наступление Донская армия. За 4 дня она, преследуя противника, прошла более 200 верст, очистив от него всю Донскую область.

16-го июня донцы в Новочеркасске торжественно праздновали освобождение родной земли от нашествия красных. Донская армия, насчитывавшая в начале похода 15 тысяч, дошла до 40 тысяч.

Кавказская армия ген. Врангеля преследовала противника, отступающего к Царицыну. Поход проходил в чрезвычайно трудной, полной лишений обстановке.

Не дожидаясь починки разрушенных красными мостов, подхода бронепоездов и подвоза танков, броневиков и самолетов, ген. Врангель, гоня красных, решил на их плечах ворваться в Царицин. Однако это ему не удалось, так как все его атаки разбились о сильно укрепленные позиции.

Через полторы недели, когда были починены мосты, возобновилось железнодорожное движение и подоспели технические средства, город снова был атакован. Танки, броневики и бронепоезда прорвали неприятельские укрепления, и город был взят. Красные войска были разбиты и отходили на север, преследуемые кубанцами.

К концу июня армии Юга России, преследуя разбитого противника, дошли до линии Царицын - Белгород - Екатеринослав - Херсон. В начале июля были взяты Очаков, Полтава и Камышин.

5-го августа ген. Мамонтов, прорвав фронт красных, начал рейд по тылам противника. Взяв Тамбов, а затем Козлов, Лебедин и Елец, он к концу месяца появился в Воронеже.

По всему пути казаки уничтожали военные склады, разрушали мосты и железнодорожные линии, распускали мобилизованных красноармейцев и вывели целую бригаду крестьян-добровольцев. Этот рейд вызвал у красных панику и расстройство.

Однако ген. Мамонтов не выполнил полностью задания. Обремененный огромным количеством имущества, корпус не мог уже развивать боевой деятельности. Вместо дальнейшего движения по тылам противника 5-го сентября он вышел на соединение с корпусом ген. Шкуро, наступавшего на Воронеж1.

 

3.47 - НАСТУПЛЕНИЕ ВСЮР НА УКРАИНЕ

30 июня 1919 г. ген. Шиллинг получил приказ: при содействии Черноморского флота, в кратчайший срок взять Херсон, Николаев и Одессу, выйдя на линию Вознесенск - Раздельная. Другая группа войск должна была двинуться на Киев.

Этим ВСЮР отнимали у большевиков плодороднейшие земли и захватывали большие военные запасы, а также получали возможность пополнения своих рядов (группа ген. Шиллинга в начале операции насчитывала 4 тысячи человек. К 20-му сентября в ее рядах было уже более 15 тысяч).

Движение к Киеву приводило ВСЮР к соединению с польской армией, что давало возможность освободить часть войск левого фланга и бросить их в северном направлении.

В ночь на 10 августа Черноморская эскадра, вместе с судами английского флота, высадила под Одессой десант в 340 человек, который, соединившись с восставшими в городе офицерами, захватил город.

17-го войска ген. Бредова, форсировав Днепр, вошли в Киев. Вскоре вся территория между Днепром и Черным морем была очищена от большевиков.

Добровольческие войска вступили в Киев одновременно с галичанами Петлюры. На следующий день во время парада эскадрон добровольцев выстроился рядом с конной сотней галичан. Командир эскадрона представился ген. Кравсу и попросил его разрешения рядом с украинским флагом вывесить русский.

Подъем русского флага вызвал взрыв энтузиазма многотысячной толпы киевлян. Это озлобило подъехавшего петлюровского атамана Сальского. Один из его помощников, сорвав русский флаг, начал его топтать. Тогда добровольцы дали несколько залпов в воздух. Сальский вместе со своими гайдамаками ускакал, а галичане отошли на соседнюю улицу.

Ген. Кравс поехал к командиру добровольческих частей ген. Бредову для выяснения недоразумения. В переговорах хотела принять участие петлюровская делегация, но ген. Бредов ее не принял и велел ей передать, что, если она появится, то он ее арестует. С ген. Кравсом Бредов заключил соглашение, по которому галичане отошли от Киева на расстояние одного перехода, где должны были ожидать результатов переговоров между главными командованиями обеих сторон.

ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД


dr60izm37.html,  (I:й вып.:15фев04),  15фев04
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
НАВЕРХ