Россия в XX веке (5.2)  [15фев04] Ю. В. Изместьев

5 -- II МИРОВАЯ ВОЙНА
ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД

5.19 - СОСТОЯНИЕ СОВЕТСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
И КРАСНОЙ АРМИИ В 1940 г.
МЕРОПРИЯТИЯ К ПОВЫШЕНИЮ ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ

Помогая своими поставками Гитлеру усиливать военную мощь Германии, Сталин решил принять меры и к повышению боеспособности Красной армии.

Несмотря на 2 пятилетки, к 1940 г. экономическое положение страны оставляло желать лучшего. По этому вопросу в истории СССР написано следующее: "Наряду с успехами в работе промышленности и транспорта, имелись крупные недостатки. Рост производства металла, угля, нефти по сравнению с плановыми заданиями шел медленно. Сократился выпуск паровозов, тракторов, автомобилей, бумаги, минеральных удобрений и некоторых других видов промышленной продукции... Плохая организация труда и зарплаты, неупорядоченность материально-технического снабжения, отсутствие на некоторых предприятиях, особенно на стройках, надлежащих жилищно-бытовых условий порождали штурмовщину, простой оборудования, брак, некомплектный выпуск продукции, текучесть рабочей силы... производительная мощность предприятий использовалась неудовлетворительно. В 1937-1939 годах вошли в строй 4 мощных доменных печи с годичной выплавкой 1,9 миллиона тонн чугуна, и 8 мартеновских печей с годичной выплавкой 1,2 миллиона тонн стали, однако производство чугуна и стали в 1939 г. по существу оставалось на уровне 1936 года.

Недостатки в работе черной металлургии тормозили дальнейшее развитие других отраслей народного хозяйства. Потребность страны в металле полностью не удовлетворялась.

На уральском вагоностроительном заводе до издания Указа (26 июня 1940 г.) ежемесячно приходило и уходило до тысячи рабочих... на предприятиях черной металлургии прогулы совершало 10.010 человек ... отдельные предприятия сдавали продукцию, не соответствующую стандартам, некомплектную или недоброкачественную.

Промышленность начала оснащать Красную армию новейшими типами вооружения и техники... Однако к началу войны авиационные заводы только налаживали производство новейших самолетов; выпускались они в незначительном количестве. Медленными темпами развертывалось производство танков Т34 и KB..." (Высшая партийная школа при ЦК КПСС. "История СССР", стр. 724, 725, 727 и 728).

Еще более безотрадную картину рисует большой специалист военного дела, прославившийся во II Мировой войне, маршал Советского союза Жуков: "В 1940 г. начинается формирование новых мехкорпусов, танковых и моторизованных дивизий... Однако промышленность не могла дать нужного количества танков в течение года, недоставало и технических командных кадров. К началу войны удалось оснастить меньше половины формируемых корпусов. Советские танки по силе огня, брони, дальнобойности орудий и маневренным качествам были намного лучше германских "тигров" и "пантер", но на них не было радаров, и советское командование значительно уступало германскому по боевому опыту.

Весной 1941 г. начали формироваться 10 противотанковых артиллерийских бригад, но полностью укомплектовать их к июню не удалось...

Изжить все недостатки в инженерных войсках и войсках связи до начала войны не успели... Приграничный Западный военный округ располагал радиостанциями только на 27% нормы, Киевский - на 30%, Прибалтийский - на 52%. Так же обстояло дело и с другими средствами связи.

Промышленность не поспевала за требованиями времени. Накануне войны в авиации преобладали машины старых конструкций. Примерно 75-80% советских машин по летно-техническим данным, уступали однотипным самолетам немцев. К полетам в действительно сложных условиях успели подготовиться лишь отдельные соединения, а к ночным полетам не более 15 процентов летного состава. Советские самолеты не имели и других приборов, которыми были снабжены германские самолеты, что затрудняло массовые действия.

К моменту начала войны новая система действий ПВО (противовоздушной обороны) не была отработана до конца, оснащение новой техникой только начиналось. Плохо было с транспортом.

В целом военная теория тех лет в основном была на уровне времени. Однако практика в известной степени отставала от теории.

В работе аппарата генерального штаба были недостатки. Весной 1941 года выяснилось, что у генерального штаба, наркома обороны и командующих видами и родами войск не подготовлены на случай войны командные пункты. Время для их строительства было упущено. Когда началась война, главному командованию и всем штабам пришлось осуществлять руководство из своих кабинетов мирного времени, что серьезно осложняло их работу.

За 5 довоенных лет сменилось 4 начальника генерального штаба. Столь частая смена руководства не давала возможности во всей полноте освоить оборону страны и глубоко продумать все аспекты предстоящей войны.

...Не хватало гаубичных, зенитных и противотанковых снарядов. Особенно плохо было с боеприпасами для новейших артиллерийских снстем.

Германская промышленность была целиком переведена на рельсы военной экономики. Был создан мощный военно-экономический потенциал, за сравнительно короткий срок было построено более 300 крупных военных заводов. Военное производство Германии в 1940 г. увеличилось по сравнению с 1932 годом в 22 раза" (Г. Жуков. "Воспоминания и размышления", гл.IX, стр. 205-234). Причем это было достигнуто без особого напряжения: без стахановщины, штурмовщины и прочих потогонных способов, без снижения зарплаты. Население Германии не голодало, жило нормальной жизнью.

Для улучшения экономического положения, увеличения военной продукции и повышения боеспособности Красной армии был издан ряд законов и указов и проведено множество различных мероприятий - о переходе на 8-часовой рабочий день, на 7-дневную неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений (всякое "неоправданное" опоздание на работу, превышающее 20 минут, считалось прогулом, самовольным уходом с работы); о повышении норм выработки и снижении расценок; об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции и за несоблюдение обязательных стандартов промышленной продукции; об уголовной ответственности за мелкие кражи на производстве и за хулиганство; о государственных трудовых резервах. Было признано необходимым ежегодно подготовлять через ремесленные, железнодорожные училища и школы ФЗО (фабрично-заводское обучение) для нужд промышленности от 800.000 до 1.000.000 молодых рабочих. Набор подростков в возрасте от 14 до 17 лет должен был проводиться путем мобилизации.

В сентябре 1939 г. был издан закон о всеобщей воинской обязанности. Для подготовки командных кадров и специалистов армии была открыта сеть военных училищ, высших военных учебных заведений. Однако, вопрос командных кадров продолжал оставаться острым.

Массовое выдвижение на высшие должности молодых, необстрелянных командиров снижало боеспособность армии.

Накануне войны ощущался недостаток в квалифицированном командном составе, - не успели еще подготовить замену ликвидированных в 1936-1937 гг. кадров.

Чтобы повысить авторитет командного состава, 7 мая 1940 г. были установлены генеральское и адмиральское звания, а в августе был опубликован указ об укреплении единоначалия в армии и флоте и упразднении института военных политических комиссаров.

 

5.20 - ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ О ГОТОВЯЩЕМСЯ НАПАДЕНИИ ГИТЛЕРА НА СССР

Сталин знал, не мог не знать о готовящемся нападении немцев на СССР. Но, по словам Хрущева, он "настолько уверовал в Гитлера, что не хотел допустить мысли, что Гитлер может объявить ему войну".

20 марта 1941 г. начальник разведывательного управления ген. Голиков представил Сталину рапорт, в котором указывалось, что существует несколько вариантов нападения на Советский союз. Наиболее вероятным является вариант номер 3, согласно которому создаются 3 группы: одна для удара на Ленинград, вторая - на Москву, и третья на Украину и Кавказ. Начало наступления - ориентировочно 20 мая.

Далее в рапорте говорилось, что, по сообщению военного атташе в Берлине от 14 марта, немецкий майор заявил: "Мы полностью изменяем наш план. Мы направляемся на восток, на СССР. Мы заберем у СССР хлеб, уголь, нефть. Тогда мы будем непобедимыми и можем продолжать войну с Англией и Америкой" (Г. Жуков. "Воспоминания и размышления", гл.IX, стр. 240).

В этом документе указывалось, что начало военных действий против Советского союза следует ожидать между 15 мая и 20 июня 1941 г.

В конце апреля Черчилль сообщил Сталину: "Я получил от заслуживающего доверия агента достоверную информацию о том, что немцы, после того, как они решили, что Югославия находится в их сетях, т.е. 20-го марта, начать переброску в южную часть Польши трех бронетанковых дивизий из находящихся в Румынии... Ваше превосходительство легко оценит значение этого факта" (Г. Жуков. "Воспоминания и размышления", гл.IX, стр. 235).

О готовящемся нападении немцев не только предупреждали английский и американский послы в Москве, но даже указывали дату нападения. Их данные подтверждал советский агент - немец коммунист, служащий немецкого посольства в Токио. Но Сталин считал это провокацией, желанием втянуть Советский союз в войну против Германии.

По данным разведывательного управления, дополнительная переброска германских войск в Восточную Пруссию, Польшу и Румынию началась с конца января 1941 г. На 4 апреля против СССР находилось 72-73 дивизии, 1-го июня их было уже 120.

Обеспокоенный получаемыми сведениями о готовящемся германском вторжении, нарком обороны маршал Тимошенко 13 июня позвонил Сталину и просил разрешить дать указ о приведении войск приграничных округов в боевую готовность. На это Сталин ответил: "Подумаем".

На другой день Тимошенко и начальник генерального штаба Жуков поехали к Сталину и доложили ему о тревожном настроении в приграничных округах и о необходимости приведения войск в полную боевую готовность. "Вы предлагаете, - сказал Сталин, - провести в стране мобилизацию, поднять сейчас войска и двинуть их к западной границе? Это же война! Понимаете вы это оба или нет?!"

Когда Тимошенко и Жуков сказали ему, что по данным разведки германские войска, стоящие у советской границы, сильнее советских, он ответил: "Не во всем можно верить разведке..."

В тот же день агентство ТАСС сообщило, что "по данным СССР, Германия так же неуклонно соблюдает условия совето-германского пакта о ненападении, как и Советский союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы".

Не веря в возможность нападения немцев, в ожидании лишь удобного момента для нападения на Европу, Сталин приказал выдвинуть войска пограничных округов на самую границу. Такое расположение войск не отвечало задаче обороны страны и беспокоило ответственных военачальников приграничных округов. Поэтому начальник Прибалтийского военного округа ген. Кузнецов предлагал развернуть главные силы округа на удобной для обороны линии, вдоль Зап. Двины от Риги до Двинска. Сталин отверг это предложение.

Командующий Киевским военным округом ген. Кирпонос делал подобное же предложение, но и оно было отвергнуто.

Не веря, что Гитлер нарушит пакт о дружбе, Сталин все же боялся дать ему хотя бы малейший для этого повод. Нарком обороны, генеральный штаб и командующие приграничных военных округов были предупреждены о личной ответственности за последствия, которые могут возникнуть из-за неосторожных действий советских войск. Им было категорически запрещено производить какие-либо выдвижения войск на передовые рубежи по плану прикрытия без личного разрешения Сталина.

Вечером 21 июня ген. Жукову позвонил начальник штаба Киевского военного округа ген. Пуркаров и доложил, что к приграничникам явился перебежчик-немец фельдфебель и заявил, что германские войска получили приказ начать военные действия против СССР в ночь на 22 июня, в 3:00 утра. Ген. Жуков тотчас же дал знать об этом Сталину, на что тот ответил: "Приезжайте с наркомом ко мне в Кремль".

"А не подбросили ли немецкие генералы этого перебежчика, чтобы спровоцировать конфликт?" - спросил Сталин. Когда Тимошенко и Жуков ответили отрицательно и предложили немедленно дать директиву о приведении всех войск приграничных округов в полную боевую готовность, Сталин сказал, что такую директиву давать преждевременно, - вопрос может быть еще улажен мирным путем. Нужно дать короткую директиву, в которой указать, что нападение может начаться с провокационных действий немецких частей. Войска не должны поддаваться ни на какие провокации, чтобы не вызвать осложнений.

В таком духе и была составлена директива, передача которой была закончена в 0:30 минут 22 июня 1941 года.

Таким образом, несмотря на исключительно серьезные предупреждения, не было предпринято необходимых шагов для обороны страны.

 

5.21 - ГЕРМАНО-СОВЕТСКАЯ ВОЙНА 1941-1945 ГГ. НАЧАЛО ВОЙНЫ

В ночь на 22 июня из приграничных округов поступили сообщения об усиленном шуме по ту сторону границы. Около полуночи командующий Киевским военным округом ген. Кирпонос доложил, что появился еще один перебежчик, который, переплыв реку, сообщил пограничникам, что в 4 часа утра немецкие войска перейдут в наступление.

В 3:17 командующий Черноморским флотом адм. Октябрьский сообщил о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолетов. В 3:30 получено сообщение о налете германской авиации на города Белоруссии. Через три минуты стало известно о налетах на города Украины.

Когда об этом было доложено Сталину, он велел вызвать к себе членов Политбюро, Тимошенко и Жукова. Когда все собрались, Сталин велел позвонить в немецкое посольство. В посольстве ответили, что посол граф фон Шуленбург просит принять его для срочного сообщения.

Через некоторое время вошел Молотов и сообщил, что Германия объявила войну. Сталин опустился на стул и глубоко задумался. После длительной и тягостной паузы он разрешил дать директиву о задержании врага.

В 7 ч. 15 мин. утра эта директива была передана в военные округа, но не могла быть проведена в жизнь, - она опоздала.

В штабы округов из разных источников начали поступать самые противоречивые сведения. Лишь к восьми часам утра было установлено, что бомбардировке подверглись многие города, железнодорожные узлы и аэродромы, с которых не успели подняться самолеты, чтобы рассредоточиться по полевым аэродромам. Поднятые по тревоге стрелковые части вступали в бой с ходу, не успев занять подготовленные позиции.

Первые дни войны штабы фронтов не имели связи не только с командующими армиями и непосредственно с войсками, но и с командующими фронтами. Дивизиям и корпусам приходилось драться с врагом изолированно, без взаимодействия с соседними войсками и авиацией, и без руководства высших инстанций.

Положение осложнялось и тем, что главнокомандующий маршал Тимошенко не имел права принимать какие-либо решения без одобрения Сталина, который являлся фактическим главнокомандующим.

Сталин всегда относился с неприязнью и подозрением к военным специалистам. Вероятно, поэтому командующими фронтами он назначил не способных, а послушных, верных партии и лично ему: Ворошилова, Буденного и Кулика, которые оказались совершенно беспомощными. Их командование привело к небывалым в истории России поражениям.

Измена вчерашнего "друга" Гитлера произвела на Сталина столь потрясающее впечатление, что он совершенно растерялся. Дав бессмысленную директиву - перейти в контрнаступление и, разгромив противника на главнейших направлениях, перейти на его территорию - он на время перестал руководить военными операциями и вообще что-либо делать. Вернулся он к активному руководству только после того, как несколько членов Политбюро посетили его и сказали, что необходимо немедленно принять меры для спасения положения на фронте.

 

5.22 - ПЛАН "БАРБАРОССА"

После не давших никаких результатов переговоров с Москвой, в декабре 1940 г. Гитлер решил покончить с СССР, и уже после этого добить последнего врага - Англию. В связи с этим 18-го декабря 1940 г. он издает директиву № 21 - "Барбаросса", согласно которой германская армия, уничтожив советскую армию, не дав ей отступить, должна занять территорию до линии Архангельск-Волга. Таким образом, остающаяся у СССР промышленность на Урале может быть парализована посредством авиации.

Чтобы осенняя распутица не помешала закончить кампанию до наступления морозов, начало военных действий было назначено на 1 мая.

Однако обстоятельства сложились так, что выступление стало возможным лишь 22-го июня. Семинедельное опоздание произошло потому, что итальянские войска, вторгнувшись в Грецию, были разбиты, и Муссолини попросил помощи. В то же время в Югославии, подписавшей дружественный договор с Германией, 6-го апреля произошел антигерманский переворот. Гитлеру пришлось совершить поход на Балканы и затем перебросить войска обратно, к границам СССР. Это опоздание привело к тяжелым для немцев последствиям.

 

5.23 - ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ

Выполняя план "Барбаросса", на рассвете 22 июня 1941 г. 3 группы германских войск перешли советскую границу.

Группа "Север", под командой ген.-полк. фон Леба, двинулась из Восточной Пруссии через Прибалтику на Ригу - Двинск. Советские войска под командой Ворошилова почти не оказывали сопротивления. Немцы продвигались по 40-50 километров в сутки, и 30 июня уже заняли Ригу, а 17 июля, без боя - Псков. Красные отступали в беспорядке, бросая оружие и сдаваясь в плен (первое сопротивление они оказали у Дерпта).

В двухнедельном бою красные были разбиты, и немцы, захватив всю Эстонию и побережье Балтийского моря, 17 августа взяли Нарву, а 9 сентября подошли к Ленинграду, но взять его с налету не смогли.

Одновременно с немцами наступление на Ленинград повели финны, но были отбиты и окопались.

Видя полную неспособность Ворошилова, Сталин заменил его Жуковым, который сумел организовать оборону и остановить врага в 10 километрах от города.

Когда взять Ленинград фон Лебу не удалось, он был замещен Манштейном. Захватив Шлиссельбург, немцы начали осаду Ленинграда, продолжавшуюся 3 года.

Вторая группа германских войск, под командой маршала фон Бока, повела наступление на главном направлении - Белосток - Смоленск - Москва. На этом фронте во главе советской армии стоял Тимошенко, более способный военачальник, чем Ворошилов. Советских войск здесь было больше, чем на северном фронте, и немцы продвигались не столь стремительно.

После первой блестящей победы в районе Белосток - Минск, где были окружены и разгромлены главные силы советских войск, немцы на несколько недель задержались в районе Смоленска, на переправе через Днепр. После упорных боев и здесь около 1/3 советских войск к 21 августа было окружено и сдалось. Но Тимошенко не был окончательно разбит. В начале сентября он даже предпринял контрнаступление и несколько потеснил противника, что задержало его наступление на Москву.

Южная германская группа фельдмаршала Рундштедта, нанеся войскам Буденного тяжелое поражение, 4 июля взяла Львов. Однако под Житомиром, встретив сопротивление, задержалась там на целый месяц.

Маршал Буденный решил прорваться к Плоэшти, чтобы уничтожить там нефтяные источники. Эта попытка закончилась полным его поражением.

Считая, что армия Тимошенко уничтожена, Гитлер решил теперь направить главный удар на Киев и перебросил с центрального Фронта на южный 2 армии. Уже 13 сентября, прорвав советский фронт, почти не встречая сопротивления, к востоку от Днепра немцы окружили 4 из 5-ти армий Буденного, которые после двух с половиной недель битвы сдались (Буденному удалось улететь).

В то же время в районе нижнего течения Днепра были уничтожены еще 2 группы войск Буденного. 17 сентября пал Киев, а к концу месяца немцы заняли всю Правобережную Украину и часть Левобережной 16 октября, после 69-дневной осады, была взята Одесса. Затем, прорвав перекопские укрепления, германские войска вошли в Крым. Часть советских войск отступила к Севастополю, другая - на Керчь.

После разгрома армий Буденного на южном фронте была окружена и уничтожена еще группа советских войск возле Мелитополя. Украинский фронт фактически перестал существовать, - остались лишь разрозненные группы войск, откатывающиеся на восток и не оказывающие сопротивления. 24 октября немцы взяли Харьков, 2 ноября - Курск, 19-го - Ростов.

Покончив с Буденным, немцы решили возобновить наступление на центральном фронте. Германское командование хотело двумя танковыми армиями обойти Москву с севера и юга, одновременно нанося сильный удар с запада.

30 сентября немецкие танковые армии, прорвав фронт, стремительно двинулись вперед, охватывая с севера и юга группу советских войск у Вязьмы. В то же время другая группа советских войск была окружена южнее Брянска. Не встречая сопротивления, 3 октября германцы захватили Орел. Советские войска, неся большие потери, в беспорядке отходили на восток.

В это время начались осенние дожди, которые размыли дороги и превратили всю местность в непроходимую грязь. Несмотря на это, немцы продолжали наступление и захватили Юхнов. Северная танковая армия двинулась на Калинин, а южная на Тулу.

10 октября командование войсками, защищающими подступы к Москве было поручено ген-полк. Жукову (в помощь ему были приданы ген. Рокоссовский и Власов), который ревностно взялся за организацию обороны города. Замедлившееся вследствие дождей наступление немцев дало ему возможность создать несколько укрепленных оборонительных линий.

13 октября в Москве началась паника. Правительство во главе со Сталиным срочно эвакуировалось в Куйбышев, за 800 километров от Москвы.

В это время бои велись на всех путях, ведущих к Москве. С каждым днем усиливалась бомбардировка города. На случай прорыва неприятеля было мобилизовано около миллиона жителей, которые рыли окопы, возводили укрепления. Из них было сформировано множество отрядов в помощь войскам.

18 октября сдались советские войска, окруженные у Вязьмы и Брянска. Заняв Орел, южная танковая армия Гудериана, преследуя остатки войск брянского фронта, 29-го подошла к Туле, но взять ее с налета не смогла и остановилась.

На севере к тому времени германцы захватили Калинин и концу октября дошли до линии Калинин - Волоколамск - Серпухов - Алексин - Тула. За месяц они продвинулись на 230-250 километров.

В своем стремительном наступлении германская армия оторвалась от своих баз. В грязи застревали танки и транспорт. Железнодорожные пути при отступлении Красной армии были разрушены. Снабжать немецкую армию приходилось по воздуху. Транспортной авиации было недостаточно, а боевая к этой службе была не приспособлена.

В начале ноября неожиданно начались морозы, доходившие до -20(. Гитлер рассчитывал на молниеносную войну, поэтому германская армия не была подготовлена к русской зиме. У солдат не было теплой одежды, они были изнурены беспрерывными боями; к тому времени германская армия потеряла около 25% своего состава (около 750.000 человек). Поэтому главнокомандующий маршал фон Браухич и другие высшие военачальники обратились к Гитлеру с предложением отложить дальнейшее наступление до весны, но он не согласился и приказал продолжать наступление.

 

5.24 - ВТОРОЙ ЭТАП НАСТУПЛЕНИЯ НА МОСКВУ

Второй этап наступления на Москву начался 15 ноября ударом по Калининскому фронту и одновременно по войскам Западного фронта. С утра 16-го немцы начали стремительное наступление на Клин. В тот же день они нанесли мощный удар в районе Волоколамска. 16-18-е были для Советов самыми тяжелыми; не считаясь с потерями, немцы стремились прорваться к Москве, но не могли преодолеть глубоко эшелонированную оборону и продвигались медленно. Советские войска отступали, но не теряли боеспособности.

18-го началось германское наступление на Тульском фронте. Обойдя Тулу с юга, немцы перерезали шоссе и железную дорогу Москва - Тула и, дойдя до Каширы, остановились.

На севере 23-го немцами был занят Клин, 25-го - Солнечногорск, а 29-го в районе Яхромы они перешли канал Москва - Волга, отдельные танки прорвались до предместий Москвы (с севера они были в 21 км, а с запада - в 56 км от города).

В это время морозы дошли до -40°. От них страдали не только немецкие солдаты, замерзая тысячами. Немецкие смазочные масла не были рассчитаны на такую низкую температуру, и стали замерзать в машинах, танках, орудиях, пулеметах и автоматах, парализуя действие (Советские масла были рассчитаны на такой мороз, поэтому советское оружие действовало нормально). Самое же главное было то, что советские войска теперь дрались не так, как в начале войны, - солдаты не сдавались, бросались под немецкие танки с ручными гранатами и бутылками с горючим.

В ходе боев за Москву немцы растянули свои войска настолько, что они утратили пробивную способность. Потеряв за 20 дней обмороженными, убитыми и ранеными около 150.000 человек, 800 танков и 300 орудий, они не смогли восполнить потерянное, и их наступление выдохлось. Наступил перелом.

* * *

В этот первый период войны Красная армия потерпела страшные поражения. Не считая убитых и раненых, одними пленными она потеряла 2.924.000 человек, 16.104 танка, 16.056 орудий и огромное количество самолетов, пулеметов, боеприпасов, автомашин и прочего военного материала.

По словам Н. Хрущева, Сталин думал, что настал конец. В одной из своих речей он сказал: "...Все, что создал Ленин, мы потеряли навсегда".

Чтобы пресечь массовую сдачу в плен, которая сопровождалась убийством коммунистов и комиссаров, Сталин принял драконовские меры. За сдачу в плен - смертная казнь; пленные были объявлены изменниками родины; за них отвечали их семьи; были созданы заградительные отряды, расстреливавшие бегущих с фронта или отступающих без приказа; восстановлен институт политических комиссаров. Но все эти меры не смогли остановить ни массовой сдачи в плен, ни отступления.

В разгроме Красной армии огромную роль сыграли: неподготовленность армии к обороне, бесталанность высшего, неопытность и недостаточная подготовленность среднего и низшего командного состава, превосходство врага в боевой технике и боевом опыте его военачальников. Но главной причиной поражения (на это указывает численность пленных) было, безусловно, то, что народ поверил брошенному Гитлером лозунгу - "освобождение от коммунизма". Потому и встречали крестьяне немцев как освободителей, хлебом-солью, потому и солдаты не хотели защищать от них ненавистную советскую власть и Сталина.

Осенью 1941 г., когда немцы подходили к Москве, наступил перелом. То, чего не мог сделать Сталин, сделал Гитлер. Это он своим отношением к русскому народу остановил отступление Красной армии и массовую сдачу в плен и заставил русских солдат грудью защищать свое Отечество, умирать, но не сдаваться.

Народ не читал книги Гитлера "Mein Kampf", не знал его планов и высказываний вроде "Ленинград должен погибнуть, число жителей благодаря голоду упало до двух миллионов... бомбежки и артиллерийский обстрел дополнят дело уничтожения города... в будущем Нева должна стать границей между Германией и Финляндией...". Не знал народ и того, что Гитлер, считая русский народ "низшей расой" (Untermenschen), неспособной к самостоятельной государственности, решил Европейскую часть России до Волги присоединить к Германии, а ее население превратить в своих рабов (журнал "Untermensch", издававшийся в Германии, запрещено было ввозить на оккупированную немцами территорию России). Но, если народ не знал всего этого, то за первые месяцы войны он увидел своими глазами, испытал нa себе всю бесчеловечность и жестокость "высшей расы". Вскоре стало известно, что в германских лагерях гибнут от голода и жестокого обращения сотни тысяч русских пленных, а с вывезенными насильно на работы в Германию русскими рабочими обращаются как со скотиной (такому отношению к военнопленным содействовало и го, что Сталин, заявив, что нет советских военнопленных, а есть только изменники, отказался подписать международную конвенцию о военнопленных).

Были среди германской армии военачальники, которые, понимая губительность для Германии такой политики, пытались на местах нарушать гитлеровские инструкции, но вслед за армией появлялось гражданское управление с Гестапо и сводило на нет все их старания.

И понял народ, что Гитлер идет не освобождать его, а закабалять и уничтожать. Он понял, что Гитлер для него такой же, а может быть, еще больший враг, чем Сталин, и начал с ним борьбу. Армия стала сражаться стойко и самоотверженно, в тылу германской армии началось партизанское движение. Крестьяне, которые встречали немецкие войска хлебом-солью, теперь минировали пути сообщения, взрывали мосты, пускали под откос немецкие эшелоны и наносили всяческий ущерб германской армии.

Немцы посылали карательные экспедиции, вешали и расстреливали виновных (очень часто и невиновных, лишь заподозренных в диверсиях), сжигали целые села, что вызывало ненависть к врагу и усиление партизанщины.

Немецкое командование для борьбы с партизанами было вынуждено выделять значительные силы и тем ослаблять фронт.

Возникшее поначалу стихийно, лишь как антинемецкое, партизанское движение в скором времени было захвачено советским командованием. Партизанам стали посылать оружие, инструкторов, политических комиссаров. При штабах фронтов возникли отделы по руководству партизанским движением.

Советская власть решила использовать вызванный германской политикой патриотический подъем. Она резко изменила свою тактику по отношению к народу и, соответственно - пропаганду. Если 16 октября в передовой "Известий" говорилось: о партии, правительстве, о Сталине, "...народ-титан, сплоченный вокруг большевистской Партии, вокруг советского правительства, вокруг любимого своего вождя Сталина..." и т.п., то на другой день со страниц той же газеты (и вообще всех) газет бесследно исчезли и партия, и правительство и любимый вождь. В передовой уже говорилось исключительно о русском народе и его истории: "Враг рвется к Москве. В Москве - воплощение истории русского народа. Москва сделала историю русского народа. Москва сделала русскую национальную культуру мировым достоянием..."

Армии были возвращены столь ненавистные большевиками погоны, были учреждены ордена Суворова, Кутузова, Нахимова.

В своем заискивании перед народом власть пошла еще дальше. После 25-летнего жестокого преследования религии, она обратилась за помощью к религиозному чувству народа, поручила Церкви обратиться к народу с призывом встать на защиту отечества. Было разрешено открывать уцелевшие храмы (большинство их было превращено в склады, кино или антирелигиозные музеи); было открыто несколько семинарий и 2 Духовные Академии. Дело дошло до того, что в 1943 г. было разрешено созвать Поместный Собор Русской Православной Церкви, на котором был избран патриарх (со смерти патриарха Тихона в 1925 г., советская власть не разрешала ни созыва Поместного Собора, ни выборов нового патриарха).

Уступки власти не ограничились религиозной и идеологической областями, они коснулись и хозяйственной стороны.

Потери, понесенные промышленностью к концу первого года войны, были огромны. На захваченной немцами территории производилось 38% зерна, 84% сахара, находилось 38% крупного рогатого скота (60% всего скота). Уже летом 1941 г. была введена карточная система.

Острый продовольственный кризис заставил власть допустить развитие "подсобных хозяйств" для рабочих и служащих, смотреть сквозь пальцы на рост (за счет колхозов) приусадебных участков и частичное возрождение единоличных хозяйств (в тех оккупированных немцами районах, где им не удавалось сохранить колхозную систему, колхозники сразу без помощи землемеров делили землю между собой).

В освобожденных от немцев областях советская власть не вела борьбы с нарушением колхозного устава и с возникновением единоличников. Она их не трогала, а лишь повышала им нормы поставок (на 30% больше, чем для колхозников).

Уступки власти вселили в население надежду, что после войн начнется новая жизнь, - к старому возврата не может быть. Сталин старался поддержать веру в перерождение советской власти. На территории, оккупированной немцами, советские подпольные организации распространяли листовки, в которых ничего не говорилось ни о коммунизме, ни о партии, ни о Сталине. В них население призывалось к борьбе с врагом родины, которую идут освобождать русские военачальники: Жуков, Конев, и др.

Все вышесказанное создало тот перелом в настроениях народа, который позволил не только остановить германское наступление, но и перейти в контрнаступление, и победоносно закончить войну.

 

5.25 - ПОМОЩЬ СОЮЗНИКОВ

В самом начале войны Красная армия понесла такие огромные потери, - не только в личном составе, но и в боевой технике и экономике, - что без помощи извне не могла бы продолжать войну. Так как капитуляция СССР привела бы западных союзников к неминуемой катастрофе, они решили немедля оказать СССР всестороннюю помощь. Заключив соглашение о взаимопомощи, союзники начали снабжать СССР всем необходимым.

Уже в течение 1941 г., через Мурманск и Персию англичанами было отправлено в СССР 334 тяжелых танка, 483 самолета, 200 пулеметных лафетов, 200 противотанковых ружей, 50 противотанковых орудий, 5.000 тонн аллюминия и множество разного вооружения, боеприпасов и медикаментов. Эти поставки были сделаны не на коммерческом базисе, а на принципе товарищества и сотрудничества.

2-го октября, президент США Рузвельт объявил, что США, начиная с 1-го июля 1942 г., начнут снабжать по "Лэнд-лизу" (безвозмездной сдаче в аренду) Советский союз необходимыми ему вооружением, военными материалами, транспортными средствами, медикаментами, продуктами питания, машинами и оборудованием для строящихся заводов, до суммы 1 миллиард долларов. В следующем году эта сумма была повышена до 3-х миллиардов долларов.

Благодаря этой помощи, Советам удалось снабдить всем необходимым армию и организовать военную промышленность за Уралом.

29-го сентября в Москве состоялась конференция, на которой был выработан план дальнейших поставок Советскому союзу.

 

5.26 - СОВЕТСКОЕ КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ

Большие потери, затяжной характер войны, ожесточенное сопротивление советских войск, перебои в снабжении, страшные морозы, - все это отразилось на боеспособности германских войск. Этим воспользовалось советское командование и, подведя резервы, 6 декабря 1941 г. перешло в контрнаступление.

После 10-дневных упорных боев немцы начали отступать. Узнав об этом, Гитлер приказал немедленно возобновить наступление. Но выполнить этот приказ было невозможно, и отступление продолжалось до 20-тых чисел января. Отойдя на 150-300 километров, немцы остановились. Последняя операция обошлась им в 250.000 бойцов, 1.000 танков, 1.500 орудий, 12.000 автомашин, 1.600 пулеметов, не считая большого количества другого военного материала.

На Северном фронте, под Тихвином, германское наступление, рассчитанное на полное окружение Ленинграда, тоже закончилось неудачей. На Южном фронте, потерпев поражение, немцы были принуждены оставить Ростов.

Гитлер, взбешенный неудачами, отстранил от командования фон Браухича и командующих фронтами, и сам принял Верховное командование.

Так закончился первый период войны. Германская армия только под Москвой потеряла около миллиона лучших солдат и танковых кадров Восполнить эти потери она уже не смогла. Впервые в этой войне она потерпела поражение и лишилась ореола непобедимости. Советская армия, потерпев страшные поражения и потери, не была уничтожена, а наоборот - боеспособность ее возросла. Ее командный состав приобрел боевой опыт и научился маневрировать и наносить врагу поражения. Благодаря помощи союзников усилилась авиация, и немцы уже не были полными хозяевами в воздухе.


 
ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД


dr60izm52.html,  (I:й вып.:15фев04),  15фев04
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
НАВЕРХ