Россия в XX веке (5.4)  [15фев04] Ю. В. Изместьев

5 -- II МИРОВАЯ ВОЙНА
ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД

5.45 - РУССКОЕ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ

В первые же дни I Мировой войны четыре украинских сепаратиста (выходцы из России) создали на территории Австрии "Союз Визволення Украiни", который 4 августа обратился к "Украинскому народу в России" с призывом изменить России и начать сотрудничество с Австрией.

Так как это было в интересах Австрии, то австрийский генеральный штаб предоставил "С.В.У." широкие возможности для его деятельности.

Одной из главных задач "СВУ" была работа среди военнопленных русских украинцев - создание из них армии, которая выступила бы против России. Австро-германские власти решили оказать всемерную помощь этому проекту. С этой целью для русских украинцев были созданы особые лагеря с усиленным питанием (давали даже сало) и лучшими условиями жизни.

Однако это начинание не дало желаемых результатов. Пленные слушали лекции украинских сепаратистов, пели украинские песни, ели усиленный паек, но идти на фронт и драться против своих не изъявляли желания.

Лишь в 1918 г., когда немцы оккупировали Украину и заключили с Советской Россией мир, им удалось сформировать две неполных украинских дивизии: "синежупанников" и часть дивизии "серожупанников". Эти дивизии были посланы не на фронт, а одна в Киев, другая в Ковель. Вскоре по своем прибытии на места назначения они под влиянием Рады и советской пропаганды настолько разложились, что были разоружены.

Попытка немцев создать воинские части из других народностей, входящих в состав Российской Империи, также закончилась полным провалом. Лишь Пилсудскому, при помощи ген. Людендорфа, удалось создать несколько польских легионов из поляков, проживавших главным образом в Австрии и Германии.

Совсем другое положение создалось ко времени II Мировой войны. Насильственное внедрение марксо-ленинской доктрины методами террора, насильственная коллективизация, полное подавление свободы, постоянные чистки в партии и армии, постоянное недоедание (временами настоящий голод), закрытие церквей и преследование верующих создали в Советском Союзе всеобщее недовольство существующим строем и мечту об избавлении от коммунистического ига. Но осуществить эту мечту - поднять народную революцию - без помощи извне было невозможно. Наиболее активный слой городского и сельского населения был уничтожен. Путем беспощадного террора и создания всеобъемлющей сети доносчиков, советская власть создала такую атмосферу страха и недоверия, что какой-либо заговор против нее был немыслим.

Но вот вспыхнула война. Начиная ее, Гитлер заявил, что идет освобождать народы России от большевизма. В своих листовках немцы призывали красноармейцев не оказывать сопротивления, а население - приветствовать германцев как освободителей. В городах и деревнях развешивались портреты Гитлера с надписью: "Гитлер - освободитель".

Народ поверил германской пропаганде. Бойцы и офицеры Красной армии массами сдавались. Сдавались не только попавшие в окружение и те, кто был в разбитых частях, во множестве случаев переходили на сторону немцев воинские части, сохранившие боевой порядок. Они предлагали себя в распоряжение германского командования с тем, чтобы сразу включиться в общую борьбу против Сталина.

Велико было их недоумение и разочарование, когда, разоружив их, немцы отправляли их не на фронт, а в лагеря военнопленных. "Что же это, обман?" - спрашивали они.

Среди германских военачальников было много таких, которые на свою ответственность, оставляли военнопленных у себя и, так же, как горожан и крестьян, желавших бороться против коммунистов, использовали на подсобные работы, либо пополняли ими поредевшие ряды своих частей. Некоторые командиры шли еще дальше - они формировали из добровольцев разных народностей России, небольшие отряды, которые дрались с красными наравне с немецкими войсками.

Германская контрразведка формировала для своих целей небольшие национальные отряды и части. С разрешения Гитлера был создан тюркский легион и несколько кавказских частей.

Без разрешения Гитлера фельдмаршал фон Браухич позволил при штабе армий "Центр", в виде опыта, сформировать несколько русских частей. На южном фронте возникли казачьи сотни. Поскольку немцы не вполне доверяли бывшим офицерам советской армии, на командные должности были привлечены офицеры старой русской армии - эмигранты. Спустя несколько месяцев, ОКВ (Верховное командование) отозвало их в Германию1.

Главнокомандующий группой армий "Центр" фельдмаршал фон Бок, видя порочность националсоциалистической политики на русской территории, предвидел катастрофу, но не мог уклониться от исполнения солдатского долга и подчинялся распоряжениям, исходящим свыше. Когда же группа высших офицеров его штаба составила меморандум, в котором предлагала создание Русской освободительной армии (поначалу в 200 тысяч человек), улучшения положения русских военнопленных и более разумного отношения к населению со стороны военной и гражданской администрации, он, с подтверждающей свое согласие с меморандумом припиской, передал меморандум фельдмаршалу Браухичу. На меморандуме Браухич поставил резолюцию: "Считаю решающим для исхода войны".

Это начинание повисло в воздухе, - 18-го декабря "по собственному желанию и с учетом состояния здоровья" фон Бок был освобожден от занимаемой им должности, а на следующий день был уволен и Браухич. Его заместил Гитлер, для которого мысли, изложенные в меморандуме, не подлежали обсуждению.

 

5.46 - РУССКИЙ ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ

Как только немцами был занят Смоленск, там была создана Городская управа, которая вместе с сочувствующими русскому делу немецкими офицерами составила адрес "вождю германского государства", в котором она предлагала призвать от имени "Русского Освободительного Комитета" русский народ на борьбу против Сталина и создать Русскую Освободительную армию в миллион человек на следующих условиях:

  1. Россия сохраняет границы 1939 года;
  2. Создается независимое Русское национальное правительство на демократической основе.

Этот адрес через фельдмаршала фон Бока был передан в ставку фюрера. После нескольких запросов был получен ответ: "политические дела не касаются штаба фронта".

 

5.47 - ГЕНЕРАЛ А. А. ВЛАСОВ

После того, как стало ясно, что правительство не хочет и не способно применить политические методы ведения войны, а гибельность гитлеровской политики в русском вопросе стала вполне очевидной, среди высших офицеров ОКХ (командование сухопутными силами) возникло желание действовать на свой страх и риск. Они решили, что в качестве соратника в борьбе со Сталиным необходимо привлечь какого-нибудь авторитетного советского генерала. Их выбор пал на одного из главных защитников Москвы в 1941 г. - ген. А.А. Власова.

Будучи сыном бедного крестьянина, Власов поверил в то, что коммунизм несет справедливость и счастье народу, вступил добровольцем в Красную армию и быстро выдвинулся.

В 1938-1939 гг. Власов был советником при штабе Чан-Кай-ши. Встречаясь с представителями западных держав, он начал знакомиться с жизнью "капиталистических" государств.

Близко соприкасаясь с высшими партийными деятелями, он хорошо знал как внутреннее, так и внешнее положение СССР. В то же время, не порывая связи с деревней, где продолжал жить его отец, он хорошо знал и условия жизни и настроения простого народа. Будучи вначале восторженным приверженцем советской власти, Власов со временем осознал всю ее порочность.

Зимой 1941-42 г. Власов командовал 20-ой армией, которая остановила германское наступление на Москву, потом, прорвав фронт противника, перешла в контрнаступление и отбросила его от Москвы. После этого Власов был назначен заместителем командующего Волховским фронтом и командующим 2-й ударной армией, которая подчинялась непосредственно Ставке Сталина. "Талантливое" руководство "гениального" полководца обрекло эту армию на гибель, бросив ее на произвол судьбы.

Опухшие от голода бойцы и командиры еле двигались, но продолжали бороться.

За Власовым был послан самолет, но он отказался бросить своих людей, до последней минуты оставался с ними и до конца исполнял свой солдатский долг. Пробившись сквозь окружение, он около месяца скрывался в лесах и болотах. 13 июля 1942 г. он заснул в каком-то сарае, был взят в плен и отправлен в лагерь военнопленных.

Во время скитаний перед Власовым встал вопрос: следует ли дальше проливать кровь русского народа? В интересах ли русского народа продолжать войну? За что воюет русский народ? Думая об этом, он ясно осознал, что русский народ втянут Сталиным в войну за чуждые ему интересы. Не является ли большевизм во главе со Сталиным главным врагом русского народа? Не есть ли первая и священная обязанность каждого честного русского человека встать на борьбу со Сталиным и его кликой?

Когда Власову предложили принять участие в борьбе против Сталина, он ответил, что он, так же, как и большинство высших офицеров, с которыми он говорил в лагерях военнопленных, согласны принять участие в борьбе за свободную, независимую, национальную Россию, при условии, что будет создана русская освободительная армия. Армия не наемников, а подчиненная независимому русскому национальному правительству.

Условия, поставленные Власовым, в то время были невыполнимы, и он отклонил сделанное ему предложение. Только когда его убедили, что его сотрудничество может улучшить положение военнопленных и "остов" (рабочих, вывезенных с Востока на работы в Германию), он дал свое согласие.

Первая листовка, составленная Власовым и его помощниками, содержавшая осуждение Сталина и его приспешников, вызвала значительное увеличение перебежчиков.

Так как Власов пользовался известностью не во всей советской армии, то некоторые германские военачальники неоднократно предлагали, для большего успеха создать русское национальное правительство. Но высшие немецкие власти понять этого не хотели, и потому все их обращения остались без ответа.

 

5.48 - "ШТАБ" ГЕН. ВЛАСОВА

Вскоре ген. Власов был переведен в особый лагерь в Берлин, где окружил себя сотрудниками, которые составили его "штаб".

Наряду с пленными советскими офицерами, к этому "штабу" принадлежало и несколько эмигрантов, среди которых был А.С. Казанцев член русской эмигрантской организации Н.Т.С. (Национально-Трудового Союза), основанного в 1930 г. Ко времени войны Н.Т.С. оставался единственной активной русской политической организацией.

Правящие германские круги относились к Н.Т.С. враждебно, русских националистов они считали для Германии более опасными, чем коммунистов - коммунизм явление временное, Россия вечна.

В "штабе" Казанцев был посредником между эмигрантами и бывшими подсоветскими людьми. Он знакомил последних с жизнью Запада.

Благодаря стараниям ген. Гелена и полк. графа фон Штауфенберга, было получено разрешение на создание возле селения Дабендорф центра Русского Освободительного Движения. Так как существование такого центра было возможно лишь под маской пропаганды, то он был назван "Отделом восточной пропаганды особого назначения". Его начальником был назначен бывший офицер русской армии и участник Белого движения, а с 1941 по 1945 г. - переводчик, капитан германской армии В. К. Штрик-Штрикфельдт.

Целью центра было набрать и обучить пропагандистов - для работы среди русских добровольцев и военнопленных, а также для издания двух газет: "Доброволец" и "Заря".

Так как на эту работу не было разрешения верховной власти, она наталкивалась на большие трудности.

 

5.49 - НЕУДАЧНЫЕ ПОПЫТКИ ИЗМЕНИТЬ ВОСТОЧНУЮ ПОЛИТИКУ

После сталинградского поражения вера немцев в свою непобедимость была подорвана, и ген. Власов надеялся, что теперь они поймут, что в их же интересах создать Русскую освободительную армию и признать его как равноправного и независимого союзника.

К этому времени уже ближайшие помощники Гитлера - Розенберг и Геббельс убедились в пагубности его восточной политики и пытались убедить его изменить ее. Но все их попытки были безуспешны. Было лишь издано несколько распоряжений, улучшивших положение "восточных" рабочих.

Несмотря на это, офицеры генерального штаба центрального фронта продолжали действовать. Они решили возродить деятельность "Русского Освободительного Комитета в Смоленске", который должен был бы обратиться к советской армии. Но и это начинание оказалось невыполнимым, так как армии было запрещено заниматься политикой.

Тогда предложили подписать воззвание Власову. Он согласился. Розенберг со своей стороны дал свое согласие. Листовка была отпечатана в нескольких миллионах экземпляров и разбросана по ту и эту сторону фронта.

Вопреки явному успеху этой акции, сверху был отдан приказ, запрещающий распространение листовки на оккупированной территории. Узнав об этом, Власов был возмущен, так как считал, что это явный обман.

 

5.50 - РАБОТА В ШТАБЕ ВЛАСОВА

Когда вышли первые номера "Добровольца" и "Зари", начались со стороны нацистских властей нападки на их содержание. Одним из главных было обвинение в том, что эти газеты не пропагандируют антисемитизма и не ведут "антисемитской воспитательной работы".

Положение было трудным, но выход был найден - стали перепечатывать соответствующий материал из немецких газет.

Руководителем учебной части курсов был назначен ген. Ф.И. Трухин, а ответственным за политическую часть программы - А.Н. Зайцев. С ними в Дабендорф прибыли и другие члены Н.Т.С., в ряды которого вошло много бывших советских граждан.

С началом войны члены Н.Т.С. сразу начали работу с русскими людьми на оккупированной немцами территории и в лагерях "восточных рабочих". Н.Т.С. оказал большое влияние на идейное направление Освободительного движения.

За время существования дабендорфских курсов через них прошло около 5.000 курсантов - добровольцев с фронта и отпущенных из лагерей военнопленных.

 

5.51 - ВЛАСОВ ДОЛЖЕН СЛУЖИТЬ ЛИШЬ ПРОПАГАНДНОЙ ФИГУРОЙ

Власов настаивал на выделении русских соединений из германских частей и на сведении их в русские дивизии. По его мнению, это могло бы нанести Сталину смертельный удар (такую же мысль высказывал находившийся в немецком плену сын Сталина Яков Джугашвили). Но в это время пополнения из Германии почти прекратились, и каждый немецкий командир, боясь ослабить свою часть, не хотел отпускать русских добровольцев. Тогда Власов попросил дать ему возможность сформировать Освободительную армию из тех, кто еще не включен в немецкие войска. Но и в этом ему было отказано, - высшие немецкие власти считали, что Власов должен служить лишь "пропагандной фигурой для солдат советской армии".

 

5.52 - ПОЕЗДКА ГЕН. ВЛАСОВА НА ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ФРОНТ

Чтобы показать русскому народу, что Освободительное движение не пропагандный трюк, а существует в действительности, командование центральным участком фронта решило пригласить к себе ген. Власова.

Население повсюду встречало Власова с восторгом. Германское командование хотело даже предоставить в его распоряжение радиостанцию в Бобруйске, но высшие власти этому воспротивились.

Вернувшись в Берлин полный надежд, Власов составил меморандум, в котором требовал отказа от колониальной политики, признания Русского Освободительного Комитета и создания Русской Освободительной Армии под русским командованием. "Никакого национального дробления во время войны, - писал он, - все силы против Сталина! Национальный вопрос будет разрешен по освобождении, путем свободного народного волеизъявления".

Этот меморандум был передан в Восточное министерство и ... положен под сукно.

 

5.53 - ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ГЕН. ВЛАСОВА

Так как распространение смоленского воззвания на оккупированной территории было под запретом, а настроение населения быстро ухудшалось (росла партизанщина), то сотрудники отдела пропаганды О.К.В. решили что-то предпринять для успокоения населения. Они убедили ген. Власова написать "Открытое письмо". Он согласился.

В этом письме, дав резкую критику сталинского режима, Власов призывал своих соотечественников к борьбе против Сталина, за мир, за Новую Россию. "В союзе с германским НАРОДОМ (в обращении ни словом не был упомянут Гитлер, ни национал-социалистическое правительство) русский народ должен построить НОВУЮ, счастливую родину, в рамках семьи РАВНОПРАВНЫХ и СВОБОДНЫХ народов Европы".

Письмо Власова было распространено в оккупированных областях, в лагерях военнопленных и опубликовано во всей русской зарубежной прессе, а его перевод на немецкий язык - среди германской армии и в комендатурах лагерей военнопленных и "восточных" рабочих.

Благодаря этому письму Власов приобрел широкую популярность, и с этого времени Освободительное Движение Народов России стали называть "Власовским движением".

Несмотря на все препятствия, Освободительное движение росло. Население оккупированных областей надеялось, что Власов защитит его от притеснений немецких властей и не допустит возвращения большевистской власти и тем спасет его от неминуемых сталинских репрессий.

 

5.54 - ЗАПРЕЩЕНИЕ ВЛАСОВУ ЗАНИМАТЬСЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

В середине апреля 1943 г. Власов был приглашен на Северный фронт. И здесь население устраивало ему торжественные и восторженные встречи.

Во время этой поездки у него возник следующий план: захватить незанятую немцами полосу между Ораниенбаумом и Петергофом и Кронштадт. Власов считал, что силами двух дивизий добровольцев сможет успешно провести эту операцию. Его расчет основывался на знакомстве с местностью, расположением советских войск и их командным составом. Он был уверен, что советские войска, узнав, что перед ними русские антикоммунисты, не окажут сопротивления.

Проект Власова был передан в О.К.В. Но там в это время разрабатывалась акция "Просвет": предполагалось передавать красноармейцам, что против них стоят не только германские, но и антикоммунистические русские войска, и что при переходе красноармейцев на немецкую сторону, они станут не пленными, а соратниками в рядах русских частей. Тем, кто не захочет сражаться, будет предоставлена мирная работа.

Эта операция должна была проводиться в сотрудничестве с ген. Власовым и Освободительным движением. Но в это время произошло событие, сорвавшее эту операцию.

Во время своей поездки на "Север" Власов, благодаря в своей речи немцев за оказанный ему прием, выразил надежду приветствовать их как своих гостей в Ленинграде. Его враги не замедлили сообщить об этом в высшие инстанции. 17 октября начальник О.К.В. фельдмаршал Кейтель отдал приказ о запрещении Власову какой-либо политической деятельности, вследствие его "наглых" высказываний.

В случае нарушения им этого приказа - возвратить его в лагерь военнопленных, либо передать в Гестапо. "Фюрер не желает слышать имени Власова ни при каких обстоятельствах, разве что в связи с операциями чисто пропагандного характера, при проведении которых может потребоваться имя Власова, но не его личность" (J. Thorwald. "Wen sie verderben wollen", стр. 219-220).

Без упоминания Власова и Русского Освободительного Движения акция "Просвет" теряла смысл.

 

5.55 - РЕАКЦИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА ВЫСТУПЛЕНИЕ ВЛАСОВА

До появления Власова советская власть не обращала особого внимания на немецкие листовки, - они были написаны неумело и неумно. На советских солдат они не оказывали никакого влияния. Когда же появилось "Открытое письмо ген. Власова", то красноармейцам и населению было строго запрещено подбирать немецкие листовки. Но молва о Власове и Освободительном Движении быстро распространилась, и молчать о нем было уже невозможно.

Сперва советская власть заявила, что Власов погиб. Потом, когда уже нельзя было скрывать, что он жив, он был объявлен изменником, продавшимся фашистам.

Сталин приказал ликвидировать "власовский миф" и самого Власова. С этой целью через фронт были переброшены специальные агенты, трое из которых были пойманы.

Сталинские "заботы" о Власове подтверждали, что он и Освободительное Движение представляют опасность для советской власти и, следовательно, выгодны немцам. Но Гитлер понять этого не мог. В июне 1943 г. он заявил, что не нуждается во Власове позади фронта. Пусть не думают генералы, что он поможет Власову "сесть на коня" так, как Людендорф помог когда-то Пилсудскому и его товарищам (о помощи немцев Ленину фюрер скромно умолчал).

Узнав об этом, Власов сказал, что не согласится быть игрушкой в немецких руках. Если ему не удастся добиться создания независимой русской освободительной армии, он вернется в лагерь военнопленных.

В это время у ген. Власова произошла секретная встреча с немецким генералом, имя которого осталось тайной (вероятно, он был одним из участников заговора 20 июля), который сказал, что не исключена возможность смены немецкого правительства и Верховного командования, и тогда потребуется его сотрудничество. Власов пообещал генералу не оставлять начатого дела.

 

5.56 - НАПАДКИ НА ВЛАСОВА

К осени 1943 г. положение ген. Власова и его дела стало почти невыносимым. Штаб освободительного движения подвергался постоянным нападкам. Восточное министерство обвиняло Власова в великорусском шовинизме, СД (служба госбезопасности при СС) угрожала арестами. Партийные органы старались всячески оклеветать Власова и его штаб, называли их коммунистическим гнездом и обвиняли в антигерманских и антинацистских насторениях. Дабендорф считали убежищем жидов, поляков, советских, англо-американских и французских шпионов.

Против Власова работали, конечно, и немецкие коммунисты (вошедшие в нац.-соц. партию, после прихода к власти Гитлера), и агенты советской власти.

В то время, как против Власова и Русского Освободительного Движения участились обвинения и угрозы, с одобрения высших немецких властей создавались различные так называемые "национальные" воинские части. Под командой ген. фон Паннвица была сформирована казачья дивизия (впоследствии развернувшаяся в кавалерийский корпус); в Югославии существовал сформированный из русских эмигрантов и возглавляемый ген. Штейфоном охранный корпус; были сформированы кавказские и тюркские легионы.

 

5.57 - ВЕРА ГЕН. ВЛАСОВА В ПОБЕДУ

Несмотря на то, что время, когда народные массы, считая немцев освободителями, готовы были вместе с ними подняться на борьбу с советской властью, было упущено, Власов верил, что и теперь, в 1943 г., дело еще поправимо - национальная революция еще возможна.

Вероятно, он был прав; даже в конце 1944 г., когда советская армия вела победоносное наступление, были случаи перехода к власовским частям красноармейцев и командиров.

В июне 1944 г. после "власовской акции" число перебежчиков увеличилось в 10 раз. После "Пражского манифеста" ежедневно поступало от 2.500 до 3.000 прошений о зачислении в Русскую Освободительную армию (Р.О.А), как из оккупированных областей, так и из лагерей военнопленных и "остов".

 

5.58 - УДАР ПО ВЛАСОВСКОМУ ДВИЖЕНИЮ

Осенью 1944 г. Гитлер и Кейтель, обвинив "восточные войска" (около 800.000 человек) в неудачах германской армии, приказали их разоружить и отправить людей на работы в шахты и на фабрики. Вскоре этот приказ был заменен другим - отправить все "восточные войска" на Запад.

Для русских добровольцев и для ген. Власова это было тяжелым ударом, который лишал его надежды создать русскую армию. Видя всю безнадежность положения, он решил отойти от начатого дела. Только когда ближайшим друзьям удалось убедить его не бросать людей на произвол судьбы в такое тяжелое для них время, он изменил свое решение и остался на своем посту.

 

5.59 - ВЛАСОВ НЕ ПОДПИСЫВАЛ ВТОРОГО "ОТКРЫТОГО ПИСЬМА"

Добровольцы, попавшие на Запад, не знали, почему их перебросили туда. Немецкие солдаты и офицеры, находившиеся там, ничего не знали об этих русских, украинцах, кавказцах и туркестанцах. Повсюду происходили недоразумения, ссоры. Командование стало опасаться, что дело дойдет до открытого бунта. Тогда возглавители ОКВ предложили ген. Власову обратиться к добровольцам с новым "Открытым письмом", в котором он должен был объяснить им причину их переброски на Запад тем, что все разрозненные воинские соединения будут здесь сведены в крупные части. Ввиду наступления советской армии сделать это на Востоке было невозможно. Переброска на Запад временна, задача освобождения родины остается в силе.

Власов был согласен подписать это обращение, но при условии внесения в него изменений и дополнений, главным из которых была передача ему командования всеми русскими частями.

ОКВ даже не стало обсуждать условий, поставленных Власовым, а утвердило первоначальный текст. Власов отказался его подписать, заявив, что пока "восточные войска" выступают лишь в интересах Германии, он не имеет с ними ничего общего.

 

5.60 - "СС" И ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ

Осенью 1943 г. "СС" начало формировать свои части из бельгийских, голландских, норвежских, эстонских, латышских и галицийских добровольцев. Несмотря на поражения германских войск на восточном фронте приток добровольцев оказался весьма значительным.

Невзирая на то, что Гиммлер на собрании офицеров в Бад-Шахене обрушился на Власова, назвав его свиньей и "подмастерьем мясника", а его девиз - "Россия может быть побеждена только русскими" - наглостью, его сотрудники решили начать формирование и русских частей. Желая привлечь русских перебежчиков, они решили провести пропагандную акцию "Скорпион". Когда предложили принять в ней участие нескольким власовским офицерам, те, надеясь, что акция, в случае ее успеха, побудит высшие немецкие инстанции изменить свою восточную политику, согласились принять в ней участие, но при условии, что она будет проведена не от войск "СС", а от имени Русского Освободительного Движения.

Акция "Скорпион" была проведена на одном из участков южного фронта и имела исключительный успех, - число перебежчиков на этом участке значительно возросло.

К этому времени многие высшие руководители СС начали понимать нависшую над III Рейхом угрозу и стали стремиться установить контакт с Власовым. Они утверждали, что его сотрудничество с ними может быть обоюдно выгодным.

Сперва Власов отнесся к этому предложению сдержанно, но потом, видя в нем последний шанс, согласился на сотрудничество.

23 июня 1944 г. должна была произойти встреча Власова с Гиммлером. В это время Гестапо арестовало и посадило в тюрьмы и концлагеря руководителей и многих членов НТС. Возглавление этой организации принял на себя ген. Трухин. Как офицера РОА, его оставили на свободе.

 

5.61 - КОМИТЕТ ОСВОБОЖДЕНИЯ НАРОДОВ РОССИИ - КОНР

Немцы обещали свести все небольшие русские части в полки и дивизии и передать командование ими ген. Власову. Вместо этого в русских частях русские офицеры были заменены немецкими. О Власове не было никаких упоминаний.

Пропаганда западных союзников обещала русским возвращение их на родину, либо предоставление им права убежища в США или в Канаде. Первое означало расстрел или концлагерь, второе - ссылку в чужой край, без надежды на возвращение домой.

Власов, отказавшись от "батальонов" на западе, все еще не терял надежды, что катастрофическое положение на фронте заставит немцев позволить ему собрать под своей командой все русские части и повести их против Сталина. При встрече с Гиммлером он решил снова поставить этот вопрос.

Но тут произошло событие, нарушившее все планы и расчеты не только Власова. 20 июля группа офицеров генерального штаба во главе с полк. графом фон Штауфенбергом совершила неудавшееся покушение на Гитлера. Последствием этого была гибель военачальников, которые с 1942 г. стремились изменить германскую политику по отношению к России и старались помочь Власову создать Русскую освободительную армию (РОА).

16 сентября все же состоялась встреча ген. Власова с Гиммлером, который сказал Власову, что получил согласие фюрера на формирование десяти русских дивизий и на создание Русского освободительного комитета с суверенными правами. Русские рабочие не должны больше носить нашивку "Ост". Они, а также и военнопленные, уравнены в правах с рабочими и военнопленными других стран. Власову было предложено занять пост главы Русского правительства, каковым должен стать Комитет.

Считая, что правительство может быть создано лишь путем свободного волеизлияния народов России, Власов отказался от этого предложения.

Вскоре после этой встречи Власов получил от Гиммлера письменное разрешение на формирование трех (не 10, как было обещано) дивизий и Русского освободительного комитета, который будет признан не объединяющим все народности России и все анти-большевистские силы, а лишь наряду с другими, уже существующими национальными комитетами.

Когда запросили ОКВ о "новом курсе", оно ответило, что ни у кого нет намерения "растить Власова", и что едва ли Гитлер утвердит "новый курс".

Невзирая на все чинимые препятствия, офицер для связи Крёгер настаивал на том, чтобы "Комитет Власова" стал объединяющем центром. По предложению Власова было решено создать "Комитет Освобождения Народов России (КОНР)", в который войдут представители всех народов России.

После долгих переговоров представители некоторых меньшинств вошли в состав Комитета. Остальные, не желая понять создавшегося положения, отказались войти в Комитет.

Несмотря на все уговоры, не захотел подчиниться "бывшему красному генералу" и возглавитель казачьего движения ген. П.Н. Краснов.

Время шло, никакого прогресса в деле формирования первой дивизии РОА не было. Положение русских военнопленных и рабочих продолжало оставаться тяжелым. Обещание, данное Власову - освободить арестованных членов НТС, исполнено не было.

Добровольческие части на Западе были превращены в рабочие батальоны. "Новый курс" пробивал себе дорогу медленно.

 

5.62 - ПРАЖСКИЙ МАНИФЕСТ

После получения разрешения на создание Комитета Освобождения Народов России специальная комиссия занялась разработкой проекта соответствующего обращения Комитета к народам России.

14 ноября 1944 г. в столице Чехии Праге состоялось торжественное собрание, на котором ген. Власов, единогласно избранный председателем Комитета, огласил обращение, получившее название "Пражского Манифеста".

В этом Манифесте КОНР обращался ко всем народам России с призывом закончить ненужную им войну, обратить свое оружие против сталинской тирании и бороться за Новую Россию - без большевиков и без эксплуататоров; за Россию, в которой все народы будут иметь равные права, а власть будет стремиться к поднятию благосостояния населения и установлению мира и дружественных отношений со всеми странами; за Россию, в которой все будут иметь право на свободный труд, крестьяне получат землю в частную собственность, где не будет террора и насилия, а населению будут гарантированы все гражданские права и неприкосновенность жилища и имущества.

При чтении текста Манифеста поражает - как в обстановке нацистской диктатуры мог быть создан и опубликован такой документ. В нем не было преклонения ни перед Гитлером, ни перед нацизмом и никаких выпадов против евреев. Мало того, в нем есть места, которые, будучи направлены против Сталина, могли быть поняты как выпады против Гитлера: "Нет преступления большего, чем разорять, как это делает Сталин, страны и подавлять народы, которые стремятся сохранить землю своих предков, их собственным трудом создать на ней свое счастье. Нет преступления большего, чем угнетение другого народа и навязывание ему своей воли" (В. Штрик-Штрикфельдт. "Против Сталина и Гитлера", стр. 429).

Относительно Германии в Манифесте говорится лишь следующее: "Комитет Освобождения Народов России приветствует помощь Германии на условиях, не затрагивающих чести и независимости нашей Родины. Эта помощь является сейчас единственной реальной возможностью организовать вооруженную борьбу против сталинской клики".

После опубликования Манифеста ген. Власов и ген. Трухин (ближайший его помощник) были уверены, что к маю - июню 1945 г. в РОА будет 10 дивизий и несколько запасных бригад и полков.

Хотя формирование 1-ой дивизии шло еще медленно, они надеялись, что вскоре начнется формирование 2-ой, а в январе и 3-ей дивизии. Дальше ряды армии будут пополнены военнопленными, и в нее вольются мелкие русские части, входящие в состав германской армии (их было от 500 до 800 тысяч человек). Со временем удастся сформировать до 30 дивизий.

Когда немцы предоставят РОА отдельный участок фронта, то после первых же столкновений с советскими войсками РОА твердо "Встанет на ноги". Увидя ее успех, англо-американцы ослабят свое давление и дадут ей возможность, при помощи немцев, одержать победу над Сталиным.

Но и к середине декабря положение мало изменилось, - 1-ая дивизия все еще находилась в состоянии формирования, и немцы предложили формировать небольшие подразделения с тем, чтобы по мере их формирования отправлять на фронт (им нужна была не русская армия, а пушечное мясо).

Лишь в начале февраля, еще не окончив полностью формирования 1-й дивизии, было приступлено к развертыванию 2-й.

В то же время штаб РОА и КОНР были переведены из Берлина в Карлсбад. Но это перемещение было уже похоже на бегство. Германия безудержно катилась в пропасть.

В марте, так и не закончив формирования 1-й дивизии, немцы потребовали отправки ее на фронт. Волей-неволей Власов должен был на это согласиться, но дал секретный приказ беречь и во что бы то ни стало спасти личный состав дивизии. В то же время он надеялся, что если дивизия проявит нужные боевые качества, то это послужит толчком к ускоренному формированию очередных дивизий.

В начале апреля дивизия приняла участие в бою на Одере и показала себя хорошо.

Но наступило время, когда надо было думать уже не о дальнейших формированиях, а о спасении людей, - расстояние между наступающими с запада англо-американцами и с востока - Советами безудержно сокращалось.

В это время русские освободительные силы состояли из:

1-й дивизии РОА, полностью вооруженной   16.000 чел.
2-й дивизии РОА, совершенно не вооруженной 13.000 чел.
Офицерской школы, запасной бригады, строительного батальона
и нескольких мелких соединений 9.300 чел.
Итого
 
38.300 чел.
Кроме того, существовал казачий корпус под командой ген. фон Паннвица 40-45.000 чел.

В середине марта "Всеказачий съезд" принял решение о вхождении всех казачьих частей в РОА.

Из вышеуказанных воинских соединений ни 1-ая дивизия, ни казачий корпус фактически не находились под командой ген. Власова. К тому же, части были разбросаны.

Итак, перед командованием РОА встал вопрос, что делать? После обсуждения ряда вариантов было принято следующее решение: добиться согласия немцев на снятие с фронта 1-й дивизии и на отвод ее в район Праги, куда должны подойти остальные части РОА.

В дальнейшем предполагалось, порвав с немцами, повернуть на юг в горы и соединиться с казаками. Затем вместе с югославами, чешскими, польскими и немецкими добровольцами создав крупное воинское соединение, занять все горные перевалы и вступить в переговоры с англо-американцами, предложив им использовать эти силы для защиты Европы от вторжения в нее большевиков.

В это время 1-я дивизия походным порядком продвигалась к Праге среди недружелюбно настроенных против нее германских частей. В одном месте у нее была даже стычка с эсесовцами. Там, где в лагерях военнопленных была еще немецкая охрана, части РОА освобождали пленных. На станции Каплиц (Чехия) было освобождено 800 кацетников: русских, поляков, французов и др.

Когда дивизия подошла к Праге, то по просьбе восставших там чехов пришла им на помощь и выбила из города эсесовцев. Эта задержка привела к тому, что дивизия не успела соединиться с другими частями РОА. Так как в это время большевики уже подходили к Праге, было решено двинуться навстречу американцам, которые тоже подходили к Праге. Американцы не пропустили дивизию к себе, и она полностью попала в руки большевиков. Спастись удалось лишь одиночкам.

2-я дивизия не успела оторваться от наступающих советских войск, и большая ее часть тоже была захвачена большевиками. Из 16 000 удалось спастись лишь трем тысячам.

Все остальные части РОА, каждая самостоятельно, перешли на сторону американцев и были сперва разоружены и интернированы, а затем объявлены военнопленными и посажены в специальные лагеря.

 

5.63 - КАЗАЧИЙ КОРПУС

После захвата власти большевиками наибольшим гонениям подверглись казаки, а их земли - наибольшему опустошению. Поэтому ненависть казаков к советской власти была особенно острой. Закопав после гражданской войны оружие, они ждали момента, когда можно будет рассчитаться с коммунистами.

Готовясь к расчленению России, немцы выделяли пленных украинцев, кавказцев, туркестанцев и казаков и освобождали их.

Казаки, как и другие русские люди, поверив, что немцы пришли освободить их от большевистского ига, вступали в германские воинские части в качестве шоферов, поваров, санитаров, радио-техников. Вскоре немецкие командиры стали создавать из них строевые части.

В феврале 1942 г., в Виннице начали формировать из военнопленных казаков казачьи части. Затем центр был перенесен в Шепетовку, где было сформировано 3 казачьих полка.

Когда фронт приблизился к казачьим землям, то еще до прихода туда немцев на Дону создался подпольный "Штаб Освобождения Дона". В нескольких чеченских аулах вспыхнуло восстание. Подготовлялись восстания и на Кубани, Тереке и среди кавказских народов.

С приходом немцев казаки организовывались, желая создать свои воинские части, но немцы этого не разрешили. Они разрешили только создание вооруженной полиции и самообороны. Лишь через 3 месяца, когда начались неудачи на фронте, немцы одобрили формирование казачьих частей.

Формирование шло настолько успешно, что многим казакам, вследствие их преклонного возраста или по состоянию здоровья, приходилось отказывать в приеме.

С приближением красных казаки и их семьи уходили вместе с немцами на запад.

Отход казачьей массы был очень тяжелым, - красные преследовали их буквально по пятам. Многие погибали от постоянных налетов советской авиации и от танков, которые давили людей и скот.

Только в декабре 1943 г., походному атаману Войска Донского полковнику Павлову удалось получить разрешение создать т.н. "Казачий Стан".

После многочисленных перемещений, через Польшу, Восточную Пруссию, Чехию и Австрию Казачий Стан (в нем было несколько тысяч казаков, около 4 тысяч женщин и 2 1/2 тысячи детей) был перевезен в Сев. Италию. Там же находилось и Главное Управление Казачьих войск во главе с генералом П.Н. Красновым.

Помимо Казачьего Стана, в марте 1943 г. в Млаве началось формирование казачьей дивизии под командованием немецкого полковника фон Паннвица, который вскоре был произведен в генералы. Кроме того, много мелких казачьих частей входило в состав германской армии.

Боясь нарастания русских национальных сил на Восточном фронте, германское высшее командование в сентябре 1943 г. приказало перебросить казачью дивизию в Хорватию для борьбы с коммунистическими партизанами Тито. Запасный полк был отправлен во Францию.

Это было тяжелым ударом для казаков. Уверения германского командования, что, борясь с Тито, казаки участвуют в общей борьбе с коммунизмом, мало их утешало. Они хотели бороться с большевиками за освобождение родной земли и затем вернуться домой.

Осенью 1944 г. казачья дивизия была развернута в кавалерийский корпус, в котором было 6 полков: 2 донских, 2 кубанских, 1 терский и 1 сибирский.

 

5.64 - КОНЕЦ ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

К концу войны на территории, занятой немцами, по данным Главного Управления Казачьих Войск, находилось около 110.000 казаков (в это число входили и их семьи): в Казачьем Стане их было свыше 20.000, в казачьем кавалерийском корпусе - до 45.000. Остальные были разбросаны малыми группами: в немецких частях, на сельскохозяйственных работах, на фабриках, в рабочей организации Тод. Много казаков было и в РОА.

При приближении английских войск к Казачьему Стану казаки решили перейти с итальянской территории на австрийскую.

Совершив невероятно тяжелый переход через Альпы, казаки вышли в долину реки Дравы и расположились в районе Обердраубурга - Лиенца. Казачьи семьи осели в лагере Пеггец, а остальные стали биваком по обеим берегам Дравы.

6 мая походный атаман ген. Доманов (сменивший Павлова после его смерти) отправил навстречу англичанам делегацию с белым флагом, которая вернулась с радостной вестью: британский генерал заверил, что казаки ни в коем случае не будут выданы Советам.

Несмотря на то, что подобные заявления делали как высшие, так и рядовые британские офицеры, 28 мая англичане начали насильно выдавать казаков большевикам. Эта выдача происходила по заранее обдуманному плану. Вот что об этой страшной трагедии рассказывают случайно спасшиеся свидетели.

Утром 27 мая 1945 г. английский майор Дэвис (связной между английским и казачьим штабами) приказал офицерам сдать револьверы и шашки, а полиции - винтовки. На другой день было получено распоряжение всем офицерам собраться в казачьем штабе, чтобы выслушать приказ британских властей. К часу дня в штаб явился майор Дэвис и попросил офицеров занять места в поданных машинах, для поездки на "конференцию". Офицеры во главе с ген. Красновым спокойно сели в машины, и колонна тронулась по направлению к Обердраубургу. Уезжая, Дэвис сказал оставшимся семьям, чтобы они не беспокоились, - к 5-6 часам вечера офицеры вернутся. На следующий день он объявил, что офицеры не вернутся, но что они находятся в надежном месте, а где именно, он сказать не может, - это военная тайна (в это время офицеров вывозили из лагеря Шпиталь для передачи Советам).

К вечеру поползли слухи о выдаче офицеров большевикам. Дэвис категорически это отрицал. Но когда скрывать правду стало невозможно, он стал уверять, что сам был обманут своим начальством, но вступить в пререкания с ним не посмел, так как тогда его послали бы на японский фронт.

Утром 30 мая Дэвис объявил казакам и их семьям, что 1 июня все казаки и вообще все русские, находящиеся в долине Лиенца, будут отправлены в Советский союз.

Обезглавленные казаки не находили выхода из создавшегося положения. Они знали только одно - возвращение "домой" равносильно смерти, физической или духовной. Большинством казаков и особенно казачек было принято решение объявить голодовку - как Великий пост перед предстоящими страданиями. Казачки не давали есть даже детям. Привозимые англичанами продукты никто не выгружал; англичане сбрасывали их с машин на поляну. Над кучей продуктов был водружен черный флаг. Такие же флаги были выставлены на всех бараках. Во многих местах были выставлены плакаты на английском языке: "Лучше смерть здесь, чем отправка в Советский союз!"

Поздним вечером в лагерь приехал Дэвис и объявил, что завтра в 8 часов утра будут поданы машины, и все должны грузиться для отправки в Советский союз.

На заявление атамана, что добровольно никто из казаков не поедет, Дэвис посоветовал не сопротивляться, иначе британские солдаты применят силу.

На общем собрании казаков было вынесено решение: твердо оказывать пассивное сопротивление, всячески избегать инцидентов, могущих принять форму бунта.

Всю ночь люди провели перед походной церковью, где беспрерывно шло богослужение. Многие исповедовались и причащались, как перед смертью.

Вечером 31-го англичане закрыли воду. В 5 часов утра 1-го июня духовенство с Крестным ходом вышло на лагерный плац. Началась литургия. Со стороны Обердраубурга подходили крестным ходом строевые казаки. Пришли и юнкера казачьего военного училища. Казаки и юнкера заключили в тесный круг стариков, женщин, детей и инвалидов.

В 8 часов утра, в лагерь въехали грузовики, из которых вышли английские солдаты, вооруженные автоматами и палками, и окружили толпу.

Духовенство продолжало литургию, но когда началось причастие, солдаты с грубой бранью на английском и русском языках бросились на толпу. Ударами палок и прикладами они старались разорвать цепь казаков, крепко державшихся друг за друга. Раздалась трескотня пулеметов, полилась кровь. "Долина смерти" - так названо это место со времен Суворова - огласилась воплями женщин и детей.

Солдаты хватали здоровых, раненых и мертвых и бросали их в грузовики, как дрова. В это время на толпу двинулись танки. Началась паника. Люди в ужасе ринулись назад, давя детей, женщин и стариков. Тут произошло что-то невероятное: некоторые женщины стали бросать своих детей под гусеницы танков, потом бросались и сами.

Отступая под напором танков и солдат, толпа свалила забор, окружавший лагерь и, очутившись на поляне, бросилась к мосту. Несколько женщин, привязав к себе детей, бросилось с моста в реку.

Главная масса бегущих за мостом повернула к лесу. За ней погнались английские солдаты... Раздались выстрелы, послышались крики раненых и избиваемых.

На другой день продолжался вывоз тех, кого не успели вывезти накануне.

По данным 8-го Аргунского батальона, совершавшего вывоз, было вывезено 21.500 человек.

Затем началась такая же насильственная, не менее кровавая, выдача других казачьих соединений, частей РОА и беженцев. Множество рабочих и военнопленных тоже не хотели возвращаться. Их тоже вывозили насильно.

Избежать репатриации удалось лишь тем, кто смог убежать и скрыться в польских, литовских, латышских и эстонских лагерях или у немцев. Нужно отдать должное как немцам, так и представителям других упомянутых национальностей: они принимали к себе и скрывали русских людей. Хуже было тем, кто искал защиты в лагерях западных украинцев: их как "москалей", всячески притесняли и подвергали издевательствам.

По заявлению уполномоченного от Совнаркома СССР по делам репатриации ген.-полк. Голикова (напечатанному в номере 214 "Правды" от 7-го сентября 1945 г.), до 1 сентября было репатриировано 5 115 709 человек, из которых 2.229.552 были выданы англичанами и американцами (французами было выдано незначительное число людей) Остальные 2.886.157 человек были захвачены большевиками на оккупированной ими территории. Выдачи продолжались до 1947 г. включительно.

Говоря о репатриации, напомним, что на Ялтинской конференции было постановлено произвести репатриацию, но ничего не было сказано о применении силы. Больше того, еще до созыва Ялтинской конференции, в октябре 1944 года англичане (через Ливерпуль) насильно вывезли в СССР более 10.000, американцы - 1.100, французы - 7 500 военнопленных, захваченных на территории Франции после высадки в Нормандии. И это несмотря на то, что пленным было обещано, что, в соответствии с постановлением Женевской конвенции, до конца войны они будут содержаться в лагерях военнопленных.

Совершенно ясно, что выдачи 1944-47 г.г. производились исключительно в угоду Сталину, а его союзники прекрасно сознавали, какая судьба ждет этих людей.

Кто же ответствен за это преступление? Об этом стало известно лишь в 1972 г., когда были опубликованы английские и американские секретные документы.

10 февраля 1944 г. состоялась встреча Черчилля со Сталиным. На другой день были подписаны соглашения о выдаче англичанами и американцами. Министр военной экономии лорд Селборн категорически протестовал против выдачи, Черчилль колебался, а Идеи стаивал на выдаче и добился соответственного решения военного кабинета Военный министр США Генри Стимсон колебался, считая, что сперва нужно удостовериться - какая судьба ожидает выдаваемых. Министр иностранных дел США Штаттиниус считал, что всех военнопленных следует выдать, независимо от их желания. Окончательное решение принял Рузвельт - выдать всех!

Почему Сталин добивался возвращения всех бывших советских граждан? На это у него были две причины. Первая: он боялся, что, оставшись в свободном мире, бывшие советские граждане будут живыми свидетелями всех ужасов советского режима и могут открыть глаза свободным народам на истинное положение в Советском союзе. Вторая - вернувшись домой, люди, побывавшие за границей, будут сказывать о жизни свободных народов. Поэтому их нужно взять в свои руки, а затем одних уничтожить сразу же, еще на территории Германии и Австрии, а остальных засадить в концлагеря.

* * *

2 августа 1946 г. агентство ТАСС сообщило, что военная коллегия Верховного суда СССР рассмотрела дело Власова, Малышкина, Жиленкова, Трухина, Закутного, Благовещенского, Меандрова, Мальцева, Буняченко, Зверьева, Корбукова и Шатова по обвинению в измене Родине и в том, что они, будучи агентами германской разведки, проводили активную шпионско-диверсионную деятельность против Советского союза, и приговорила их к смертной казни через повешение.

Приговор приведен в исполнение.

В 1947 г., из советских газет стало известно о казни в Москве генералов: П.Н. Краснова, А.Г. Шкуро, Султана Келеч Гирея, С.Н. Краснова, Т.И. Доманова и Гельмута фон Паннвица.

Нужно заметить, что ген. фон Паннвиц, как германский подданный, не подлежал выдаче большевикам. Он имел полную возможность сохранить свою жизнь. Однако он не захотел бросить в несчастьи казаков, с которыми за время войны сроднился.

Так трагически закончился еще один этап борьбы народа с ненавистной советской властью. Но борьба не прекратилась, она лишь ушла в глубокое подполье. Пройдет несколько лет, и она снова выльется наружу, но уже в другой форме.
 
ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД


dr60izm54.html,  (I:й вып.:15фев04),  15фев04
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
НАВЕРХ