Россия в XX веке (5.5)  [15фев04] Ю. В. Изместьев

5 -- II МИРОВАЯ ВОЙНА
ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД

5.65 - ПОТСДАМСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Во время войны среди союзников царило полное согласие; когда же война закончилась, сразу возникли противоречия (особенно между СССР и Соединенными Штатами).

Конференция, заседавшая в Потсдаме с июля по август 1945 г., протекала в атмосфере взаимного недоверия и неприязни.

Англо-американцы обвиняли Советский союз в нарушении ялтинского соглашения относительно Польши и Румынии (СССР обязался провести в этих странах свободные выборы). В ответ на это Советы обвиняли Британию в поддержке национальных элементов в Греции. СССР не был согласен с англичанами и американцами также и в вопросе о распределении репараций.

В Потсдаме три державы (США, СССР и Великобритания) договорились о создании совещания министров иностранных дел стран победительниц - для подготовки проекта мирного договора с побежденными странами.

Победители объявили, что они не имеют намерения "уничтожить или поработить немецкий народ", но они не разрешат ему производить оружие, боеприпасы, военную авиацию и военный флот Германская промышленность сможет производить лишь то, что служит мирным целям.

Через свою контрольную комиссию, которая будет находиться в Берлине, союзники смогут искоренить мельчайшие проявления нацизма и привлечь к ответственности немецких военных преступников.

В счет репараций СССР получил одну четверть всех машин, ненужных немцам для мирного производства. Германское имущество, находящееся на Балканах, в Финляндии и в советской оккупационной зоне Австрии, должно поступить в собственность СССР.

Самая восточная часть Пруссии с городом Кенигсбергом должна быть временно, до заключения мира, оккупирована СССР. На тех же условиях границы Польши передвигаются до Одера и Ниссы. 9 миллионов немцев, живущих на территории, уступленной СССР и Польше, должны быть переселены в западную зону Германии. Союзники дали свое согласие на требование Сталина принять все меры к скорейшей репатриации советских граждан.

Во время Потсдамской конференции США и Великобритания предъявили Японии ультиматум, требуя безоговорочной капитуляции. Японское правительство на него не ответило.

 

5.66 - КОНЕЦ II МИРОВОЙ ВОЙНЫ

6 августа американцы сбросили атомную бомбу на Хирошиму. Через 3 дня после этого, согласно ялтинскому договору, СССР объявил войну Японии. В тот же день, 9-го августа, американцами была сброшена вторая атомная бомба на Нагосаки. Взрывами этих бомб было убито и искалечено около 250 тысяч человек.

В это время советские войска, форсировав Амур и Уссури, разбили Квантунскую японскую армию и заняли Мукден и Харбин, а 22 августа авиадесантные войска взяли Дайрен (Дальний) и Порт-Артур.

2 сентября Япония капитулировала. II Мировая война закончилась.

 

5.67 - ЦЕНА ВОЙНЫ

Советский союз во II Мировой войне одержал победу. Но какой ценой! Страшным разрушениям подвергалась огромная часть Европейской России. Особенно пострадали Украина и Донбасс, которые до войны были самыми большими промышленными районами Советского союза и охватывали плодороднейшие его земли; на их территории было 50 процентов поголовья домашнего скота.

По официальным сообщениям СССР, на его территории было разрушено и уничтожено:

1.700    городов,
70 тысяч селений,
31.135 фабрик и заводов,
1.975 церквей и часовен,
1.135 шахт и угольных копей,
99.876 совхозов и колхозов,
44 тысячи библиотек и театров,
84 тысячи школ и лечебниц,
186 тысяч тракторов и комбайнов,
64 тысячи километров железнодорожного полотна,
144 тысячи километров телеграфной линии,
48 процентов электроэнергии,
74 процента железа,
55 процентов стали,
7 миллионов лошадей,
57 миллионов голов крупного и мелкого скота,
25 миллионов людей осталось без крова.

Каковы были потери населения СССР за время II Мировой войны? Сталин заявил, что они равнялись 7 миллионам, Хрущев - 20-ти. Однако, есть основание считать, что они были значительно большими.

Заведовавший до II Мировой войны кафедрой учетной статистики в Ленинградском финансово-экономическом институте И.А. Курганов дает следующий подсчет потерь населения СССР за годы войны и, одновременно, за годы советской власти с 1918 по 1959 г.

К началу войны население СССР составляло    197.100.000 чел.
Естественный прирост населения с 1941 - 1945 г. 15.400.000 чел.
К 1946 году население СССР должно было бы равняться 212.500.000 чел.
Однако в это время оно равнялось лишь 168.500.000 чел.
Следовательно потери населения за время войны 44.000.000 чел.

Не лишено интереса то, что во время I Мировой войны население России не убавилось, а даже немного прибавилось.

Теперь посмотрим, каковы были потери населения за время большевистского властвования с 1918 по 1959 год. По расчету проф. Курганова, на территории Советской России (в границах до 17 сентября 1939 года)

В 1917 году население составляло    143.500.000 чел.
С 1918 - 1939 г. нормальный прирост должен был бы равняться 64.400.000 чел.
Население присоединенных в 1939 г. территорий равно 20.100.000 чел.
Естественный прирост населения с 1940 - 1959 г. 91.500.000 чел.
Общая численность населения СССР в 1959 г. должна была бы быть 319.500.000 чел.
По переписи 1959 г. оно оказалось равным 208.800.000 чел.
Следовательно, с 1918 по 1959 г. Россия потеряла 110.700.000 чел.

 

5.68 - ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ - ООН

Двадцатилетний период между двумя Мировыми войнами показал, что Лига Наций не способна ни прекратить, ни предотвратить войну. Несмотря на это, накануне II Мировой войны ведущие политики Запада воодушевились идеей создания новой международной организации, которая заменила бы умирающую Лигу Наций, - "Всемирного Правительства".

Еще в 1923 г. Рузвельт, после того, как его разбил паралич, сочинял проекты "плана сохранения мира". Впоследствии, будучи президентом, он дал этому проекту название "Объединенные Нации".

В 1936 г. У. Черчилль, возглавив английскую секцию международного объединения под названием "Общество нового содружества народов", ратовавшего за создание "международных полицейских сил для поддержания мира", заявил, что это общество отличается от всех прочих обществ мира тем, что "стоит за применение силы для защиты закона против агрессора". Какого или чьего закона, Черчилль не пояснил. Он также обошел молчанием определение понятия "агрессор".

В августе 1941 г. при встрече с Рузвельтом Черчилль заверил его, что "общественное мнение в Англии будет весьма разочаровано отсутствием намерения создать после войны международную организацию с целью сохранения мира".

Вопрос о создании ООН обсуждался на Московской, Тегеранской и Ялтинской конференциях. Наконец, в июне 1945 г. в Сан-Франциско собрался конгресс представителей 50-ти наций, который рассмотрел и 26 июня утвердил проект Устава ООН, составленный представителями США, СССР, Великобритании и Китая.

Целью этой новой организации должно было быть сохранение мира во всем мире и укрепление экономического, социального и культурного сотрудничества народов всего мира.

Главным органом ООН является "Совет Безопасности", в который входят в качестве непременных членов представители США, СССР, Англии, Франции, и Китая. 6 остальных членов избираются Генеральной Ассамблеей ООН сроком на 2 года.

Решения, не имеющие особого значения, могут быть вынесены семью голосами членов Совета Безопасности. При принятии "важных" постановлений эти 7 голосов должны включать голоса пяти непременных членов, каждый из которых имеет право "вето". Этот пункт Устава ООН был принят по настоянию Рузвельта в угоду Сталину, чтобы успокоить его, что ООН не превратится в антисоветский орган, которому СССР не сможет противостоять.

В то время, как США, Англия, Франция и Китай пользовались правом "вето" лишь в исключительных случаях, СССР постоянно злоупотреблял им и тем сводил на нет значение ООН. СССР пользовался этим правом особенно в тех случаях, когда не хотел допустить принятия в члены ООН государств, которые враждебно к нему настроены.

Чтобы устранить недовольство Сталина тем, что каждый член британского содружества имеет место в Генеральной Ассамблее ООН, Украина и Белоруссия тоже получили отдельные места.

Уступки, сделанные Сталину станут понятными, если примем во внимание, что решающее влияние на создание и деятельность ООН и подчиненных ей учреждений, как и вообще на американскую государственную политику и политику международных организаций во время II Мировой войны и в годы непосредственно по ее окончании, имели Альджер Хисс, Гарри Декстер Уайт и их сообщники из коммунистического подполья (это установил 3 января 1955 г. Внутренний Комитет по вопросам безопасности Когресса США).

 

5.69 - НЮРНБЕРГСКИЙ И ДРУГИЕ СУДЫ НАД ВОЕННЫМИ ПРЕСТУНИКАМИ

В октябре 1943 г., на Московской конференции было решено, что после войны немцы, виновные в совершении военных преступлений, будут преданы суду и понесут заслуженное наказание. Это решение было подтверждено на всех последовавших конференциях союзников и после войны было приведено в исполнение.

20 ноября 1945 г. в Нюрнберге начался судебный процесс над 22-мя главными руководителями и 6-ю организациями национал-социалистической Германии. Суд продолжался почти год, в течение которого состоялось 403 заседания, на которых было допрошено 116 свидетелей и рассмотрено множество письменных показаний, личных и официальных документов.

Подсудимым были предъявлены обвинения в осуществлении заговора против мира и человечества - убийстве военнопленных и мирных жителей, жестоком с ними обращении, установлении рабского труда и совершении различных тягчайших военных преступлений.

Впервые военных преступников судил Международный Военный (скорее по процедуре, чем по составу) Трибунал, состоявший из 4-х судей, 4-х прокуроров, их заместителей и нескольких защитников. Судьи, их заместители и прокуроры представляли собою союзные государства: СССР, США, Великобританию и Францию; защитниками были немцы.

Впервые виновными были признаны не только те, кто совершал действия, квалифицированные судом как преступные, по своей инициативе, но и те, кто совершал их по приказу начальства, изданному в соответствии с существовавшими в то время немецкими законами.

1 октября 1946 г. был оглашен приговор, согласно которому из 22-х подсудимых 12 были приговорены к смертной казни через повешение, трое - к пожизненному заключению, четверо - к 20-ти годам заключения и трое были оправданы.

Нюрнбергский процесс послужил образцом для последовавших за ним многочисленных судов над более мелкими военными преступниками.

Никто не станет оспаривать то, что немцы в течение войны совершили множество тягчайших преступлений и получили заслуженное возмездие. Однако сам собою напрашивается вопрос: почему вместе с ними на скамью подсудимых не были посажены и те, кто помог им развязать войну и особенно те, кто как до войны, так и во время нее совершали и после нее продолжали совершать преступления, не меньшие, чем немцы? Почему эти преступники не только не были осуждены и наказаны, но получили право судить других преступников?

Смог ли бы Гитлер создать сильнейшую армию и мощную военную промышленность, если бы союзные контрольные органы добросовестно следили за соблюдением Германией возложенных на нее Версальским трактатом запрещений, а СССР не заключил бы с Германией в Рапалло тайного договора "Кама"? Рискнул ли бы Гитлер начать II Мировую войну, если бы западные демократии не умыли руки, когда он захватил Рейнскую область и Австрию, и не отдали бы ему Чехию, а Сталин не заключил бы с Гитлером в августе 1939 г. дружеского пакта, обеспечившего ему восточную границу, помогшего быстро справиться с Польшей, и не снабдил бы его промышленным сырьем и продовольствием?

Вряд ли бы немцы обрекли на вымирание и подвергали таким издевательствам советских пленных, если бы Сталин не отказался подписать Женевскую конвенцию (тогда пленные находились бы под защитой Международного красного креста) и не заявил бы, что нет советских военнопленных, а есть только дезертиры и изменники.

Английские, американские и советские политики и союзная пресса много писала о своей гуманности и о варварстве врага, истребляющего мирное население. А что делали эти гуманисты сами? Разве это не они, разрушая немецкие города, несли смерть жителям этих городов - преимущественно старикам, инвалидам, женщинам и детям (все боеспособное население было на фронте)? Разве не они превратили в руины один из центров мировой культуры, Дрезден, переполненный беженцами (главным образом женщинами и детьми), спасавшимися от наступавшей советской армии? Точное число убитых, сгоревших и засыпанных в развалинах Дрездена не установлено; оно колеблется между 50 и 250 тысячами.

Союзная авиация не щадила не только своих врагов, но и друзей. В 1944 г. в первый день самого большого православного праздника - Святой Пасхи она подвергла бомбардировке Белград, населенный исключительно православными; не жалела она бомб и бросая их на лагеря военнопленных и насильно вывезенных немцами на работу в Германию иностранных рабочих.

А каким словом, кроме варварства, можно назвать истребление атомными бомбами мирных жителей Нагасаки, Хирошимы, несмотря на возражения как американского, так и британского главнокомандующих ген. Мак Артура и лорда Луиса Маунтбаттена, утверждавших, что Япония и без того находится на пороге окончательного поражения? Кто, отказавшись помочь восставшим в Варшаве польским патриотам, обрек их на расправу немцам; кто в Катыни и около Винницы расстрелял тысячи ни в чем не повинных польских и российских офицеров1, истребил во время коллективизации более 10 миллионов крестьян и расстрелял без суда миллионы невинных своих граждан? Кто подписал в Ялте позорное соглашение, на основании которого после войны были выданы Сталину на смерть и гибель в концлагерях сотни тысяч отдавшихся под защиту западных демократий людей, повинных лишь в том, что боролись (или только были готовы бороться) за освобождение свое и своего народа от страшного коммунистического ига, а десятки миллионов - народы Восточной Европы и Балкан - были отданы на расправу и в рабство коммунистам? Неужели демократические вожди не знали о том, как советская пресса и радио во главе с Ильей Эренбургом призывали красных воинов мстить и убивать фашистов (этим словом они клеймили всех антикоммунистов), даже "не рожденных" (беременных женщин)?

Почему и в советской, и в демократической прессе не было упоминаний о том, что в период освобождения от германской оккупации во Франции было убито более 100 тысяч антикоммунистов, что в самых страшных немецких концлагерях (вероятно, и во многих других) занимали ответственные посты и были палачами коммунисты, отличавшиеся от гестаповцев лишь тем, что были намного хуже их, - они преследовали, мучили и убивали тех, кто считал их товарищами в борьбе с общим врагом?

Вот, что пишут об этом очевидцы. Сын знаменитого норвежского полярного исследователя Одо Нансен, описывая свои наблюдения в концлагере Саксенхаузен за полтора года до окончания войны, пишет: "Просто удивительно, как коммунистам удавалось верховодить здесь; после эсэсовцев они пользовались полной властью в лагере, привлекая коммунистов всех наций, и ставя их на руководящие места ..."

Подполковник авиации Ио-Томас, сброшенный с парашютом во Франции в помощь "резистансу" (французским партизанам), пойманный немцами и посаженный ими в наихудший концлагерь, Бухенвальд, пишет: "Все трое главных внутренних управляющих лагеря, так называемые старосты, были коммунистами". Под их наблюдением "заключенным прививали тиф и другие бациллы... Из группы в 37 офицеров выжили только трое ... им приходилось бояться своих солагерников почти так же, как они раньше боялись немцев; если бы коммунисты узнали, что офицерам удалось избежать виселицы, они наверняка донесли бы на них".

Пожилому австрийскому генералу Вильгельму Шпильфриду, пережившему заключение в Дахау, удалось при роспуске лагеря (по прибытии союзных войск) вынести из него картотеку Гестапо со списком убитых, с описанием этих убийств и подписями работников Гестапо, ответственных за каждый такой случай2. Это дало возможность обнаружить среди агентов Гестапо несколько личностей, ставших руководящими сотрудниками Тито.

Маршал Тито (Иосиф Броз), проходя с 1933 по 1941 г. в Москве соответствующую подготовку к своей будущей деятельности, был в курсе многих кремлевских тайн. Когда он в 1948 г. отказал в повиновении Сталину, то, боясь с его стороны мести, решил защитить себя опубликованием некоторых известных ему тайн, в расчете, что Сталин не пожелает дальнейших разоблачений и оставит его в покое. С этой целью он предал суду (происходившему 20-го апреля 1948 г. в гор. Любляна) и расстрелял 13 видных коммунистов, бывших агентов НКВД, за участие в массовых убийствах заключенных в немецком концлагере Дахау3.

На суде обвиняемые оправдывались тем, что не убили и не причинили вреда ни одному коммунисту, выбирая кандидатов на смерть из числа консерваторов или либералов, католиков, протестантов, православных, евреев и цыган.

Главный обвиняемый Юранич признал: "Да, я убил сотни и даже тысячи людей и принимал участие в 'медицинских экспериментах', это было моей работой в Дахау".

А как назвать то, что члены суда и прокуратуры, обвинявшей нацистов, помимо прочего, в создании концлагерей и в нечеловеческом обращении с заключенными, были и представители страны, в которой в течение почти 30 лет в бесчисленных "исправительных" лагерях подвергались издевательствам и истреблению миллионы невинных жертв? Верхом издевательства над совестью всего мира явилось то, что на Нюрнбергском процессе именно советскому члену трибунала было поручено зачитать ту часть обвинительного акта, в которой говорилось об арестах и отправке в лагеря принудительного труда невинных людей.

Чтобы представить себе яснее картину происходивших в то время судов над военными преступниками, необходимо упомянуть, что не всегда их показания получались законным путем, - порою их вымогали пытками и другими, не всегда гуманными, способами. В процессах судопроизводства не обходилось дело и без подлогов. Сколько было таких и подобных правонарушений, установить невозможно - они лишь иногда становились достоянием гласности. Упомянем некоторые из них.

Американское ведомство по пересмотру судопроизводства в 1949 г. опубликовало отчеты о некоторых американских военно-полевых судах в Дахау, где было вынесено 297 смертных приговоров. Там при допросах обвиняемых подвергали пыткам и другим недозволенным методам дознания.

На самом большом (после Нюрнбергского) "процессе Мельмеди" в 1945-1946 гг., на котором 43 эсэсовца, обвиненные в убийстве американских пленных, были приговорены к смертной казни, показания были добыты садистскими методами. Обвиняемым не было дано защитников.

В 1949 г. в докладах американскому верховному комиссару в Германии Мак Клою о происходящем судопроизводстве "были обнаружены серьезные ошибки в переводах с немецкого и других языков на английский в документах судопроизводства; во многих случаях эти ошибки были сделаны умышленно лицами, уличенными в коммунистических связях".

В августе 1947 г. в одном из концлагерей было обнаружено 4 тысячи немцев, содержащихся там с конца войны без суда и предъявления им каких-либо обвинений.

Нюрнбергский, как и, последовавшие за ним другие процессы, не имели прецедента в истории человечества не только по своему составу и по характеру обвинений, но и по своему беспримерному лицемерию.

II Мировая война закончилась не миром, а местью победителей и, так же, как и Первая, посеяла семена новой войны. Ответственность за это лежит на вершителях судеб мира того времени: на Сталине, Рузвельте и Черчилле, подписавших в Ялте "хартию мести".

В течение последних столетий христианские народы Европы стремились как-то облагородить ведение войны, внести в нее дух милосердия - запретить убийства и жестокое обращение с мирным населением, грабеж его, установить гуманное отношение к раненым и пленным, грабеж и насилия ставились вне закона. Для наблюдения за соблюдением этих требований была создана особая организация - Международный красный крест. Большой вклад в это дело было внесено созванной по инициативе имп. Николая II Гаагской конференцией.

II Мировая война перевернула все принципы и понятия. Взамен христианской морали (и вообще морали), права, справедливости, гуманности, рыцарства она на первый план выдвинула право сильного - "горе побежденным!"

Невольно вспоминается мысль, высказанная на одном из выступлений наркома народного просвещения Луначарского: "Мы ненавидим христианство и христиан; даже лучших из них следует считать наихудшими ближними. Они проповедуют любовь к ближним и милосердие, что идет вразрез с нашими принципами. Долой любовь к ближнему, нам нужна ненависть. Мы должны научиться ненавидеть, и только тогда мы сможем завоевать весь мир".

 

5.70 - ЗАХВАТ И "СОВЕТИЗАЦИЯ" ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

По окончании войны началась перекройка карты Восточной Европы. Согласно решениям Ялтинской и Потсдамской конференций, западные границы Польши были установлены по рекам Одер и Ниссе. На востоке польское правительство отказалось от своих претензий на белорусские и украинские земли; Чехословакия уступила Советскому союзу Карпатскую Русь; Румыния ратифицировала румынско-советский договор 1940 г. об уступке Советскому союзу Бессарабии и Северной Буковины; Советский Союз фактически сам аннексировал восточную часть Восточной Пруссии с городом Кенигсберг, который был переименован на Калининград.

Во время II Мировой войны Польша, Чехословакия, Югославия и Греция были оккупированы германскими войсками. Оккупационные власти своим отношением к населению вызывали ненависть.

В Польше создалось сильное подпольное освободительное движение, проводившее постоянный хорошо организованный террор против оккупантов. Несмотря на ответный террор (за одного убитого немца расстреливали сперва 100 заложников, а потом 200), поляки до последнего момента вели упорную борьбу. Они убивали не первых попавшихся немцев, а тех, которые занимали ответственные посты и которые были особенно ненавистны населению.

В Чехословакии отношение населения к немцам было не менее враждебным, но чехи, как народ более покорный, открытой борьбы с оккупантами не вели. Лишь в последние дни войны, при приближении советских войск, они подняли в Праге восстание.

В Югославии и Греции возникли обширные партизанские движения, доставлявшие немцам немало хлопот.

Венгрия, Румыния и Болгария были союзниками Германии и находились в полной от нее зависимости. Население этих стран не питало симпатии к немцам, но антигерманские настроения там не выливались наружу.

По мере освобождения советскими войсками Восточной Европы и Балкан эти страны попадали в зависимость от СССР. В одних сразу, в других постепенно устанавливался коммунистический режим.

Конечной целью Сталина было поглощение всей Восточной Европы. Но, так как об этом говорить открыто он не мог (нужно было соблюдать видимость демократических принципов, установленных на Ялтинской и Потсдамской конференциях), то он сначала решил подвести под это идеологический базис, и поручил идеологам Коминформа разработать проблему "народных демократий", как переходную форму к "социалистической демократии".

Идеологи в своей работе исходили из следующего принципа ленинизма: "... Республика Советов ... является формой более высокого типа демократических учреждений, но и единственной формой; отдельные требования демократии, в том числе самоопределение, не абсолют, а частичка общего мирового движения. Возможно, что в отдельных случаях частичка противоречит общему, тогда надо откинуть ее".

В Югославии коммунистическая власть была установлена местными коммунистами под водительством Тито сразу. В Польше сперва было создано коалиционное правительство, в котором ключевые посты (мин. внутр. дел, пропаганды и военное) были предоставлены коммунистам. Затем некоммунисты были постепенно вытеснены, и вся власть сосредоточилась в руках коммунистов. В Чехословакии, стране с демократической традицией, коммунистический режим принял сперва умеренные формы. Первые парламентские выборы были проведены действительно при тайном голосовании, свободно. Коммунисты получили 38% голосов. При поддержке части социалистов они сделались ведущей партией, как в парламенте, так и в правительстве. В 1948 г. они открыто захватили власть над страной.

Британия и США на советизацию Восточной Европы смотрели с тревогой. Первым подал голос В. Черчилль. В своем выступлении в Вестмюнстерском колледже в 1946 г., он обвинил Советский союз в стремлении коммунизировать Восточную Европу. Он настаивал, чтобы Британия и США, объединившись, остановили дальнейшую экспансию Советов.

На призыв Черчилля откликнулся Трумэн, и с марта 1947 г. борьба с советской агрессией стала основой внешней политики союзников. Была значительно увеличена военная помощь Турции и Греции.

Чтобы облегчить переход Европы от военного положения к мирному, союзники приступили к проведению "Программы европейского восстановления" (план Маршала). СССР и его сателлиты отказались от участия в этом плане. Вместо него был создан "Совет взаимной экономической помощи", который тесно связал, как экономически, так и политически, сателлитов с Москвой.

Распущенный в 1943 г. Коминтерн осенью 1947 г. возобновил свою деятельность под названием Коминформ (Коммунистическое информационное бюро). Официально оно было создано для обмена информацией между коммунистическими партиями европейских стран. Фактически же его задача состояла в направлении и координации политической деятельности коммунистических партий Европы, главным образом, для оказания противодействия и пропаганды против "англо-американского империализма".

Не все вожди коммунистических стран согласились стать марионетками в руках Сталина. Среди них нашелся один, пожелавший сохранить свою независимость.

Когда в феврале 1948 г. приехала в Москву югославская делегация, Молотов потребовал, чтобы возглавлявший ее Кардель подписал договор, обязывающий Югославию согласовывать свою внешнюю политику с советским правительством. Югославы считали, что у каждого народа, кроме общей с Москвой цели - мировой коммунистической революции, есть еще и свои национальные цели, и путь к достижению общей цели у каждого народа может быть тоже свой. Поэтому Кардель отказался подписать требуемый договор.

Сталин был возмущен таким неповиновением югославских "братьев" и крайне озабочен тем, чтобы другие сателлиты не вздумали подражать югославам. Поэтому он решил наказать непокорных. По его приказу было приступлено к разработке плана вторжения в Югославию. Советские газеты объявили Тито "изменником", "фашистом", "лакеем международной буржуазии". Югославия была исключена из состава Коминформа.

Чтобы спасти себя и свою страну от нависшей опасности, Тито обратился за помощью к США. Его положение было очень выгодным, - он был коммунистом, но противником коммунистической агрессии, и просил от нее защиты. Поэтому американцы пошли ему навстречу. Они оказали ему политическую помощь, а также 150 миллионов долларов на поддержание экономики и 120 миллионов на вооружение.

Боясь, что вторжение в Югославию вызовет вооруженный конфликт с США, Сталин смирился. Не рискнув на военное вторжение, он все же послал Тито угрожающую и порочащую созданный им режим ноту (она была опубликована в "Правде" 21 августа 1949 г.), в которой говорилось: "В марксистских партиях съезды собираются не для того, чтобы славословить вождей, а для того, чтобы критически рассмотреть деятельность существующего руководства и, если потребуется, обновить его или заменить новым руководством. Во всех марксистских партиях, где существует внутрипартийная демократия, такой способ изменения руководства является естественным и вполне нормальным ... О каком демократическом характере власти может идти речь, когда во всей Югославии - гестаповские методы управления, когда попирается всякое свободное выражение мысли, попираются все человеческие права, когда югославские тюрьмы переполнены ... когда югославская коммунистическая партия превращена в отдел политической полиции ... Советское правительство считает нужным заявить, что оно не помирится с таким положением и будет вынуждено прибегнуть к другим, более действительным средствам, ... чтобы ... призвать к порядку зарвавшихся фашистских насильников".

Читая это, трудно поверить, что писал это человек, по приказу которого были расстреляны миллионы невинных людей и миллионы таких же невинных томились в концлагерях. Воистину до такой беспримерной наглости мог дойти только Сталин.

Югославия сохранила свою независимость, а в мировом коммунизме появилась трещина.
 
ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД


dr60izm55.html,  (I:й вып.:15фев04),  15фев04
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
НАВЕРХ