Россия в XX веке (6.2)  [15фев04] Ю. В. Изместьев

6 -- ПОЛОЖЕНИЕ ПОСЛЕ ВОЙНЫ
ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД

 

6.10 - НАСЛЕДНИКИ СТАЛИНА. НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

Во время болезни Сталина Берия мог захватить власть и стать во главе партии и правительства, - Москва была окружена полицейскими войсками. Однако он этого не сделал. Удовлетворившись скромной ролью министра МВД (которое вновь было объединено с МГБ) и заместителя главы правительства, он более почетные посты уступил своим товарищам по ликвидации Сталина. Председателем Совета министров стал Маленков, министром обороны - Булганин, исполняющим должность первого секретаря ЦК - Хрущев.

Отказался Берия от первой роли не потому, что не хотел ее играть, а потому, что привык действовать по-сталински - наносить удары, не торопясь, хорошо все обдумав и тщательно подготовив. Хотя в его руках и были войска МВД, но московский гарнизон и армия были в руках его противников - ген. Москаленко и маршала Жукова, а внутренняя охрана Кремля - в подчинении секретариату ЦК.

Помимо этого, была еще одна причина. Берия понимал, что занять место Сталина и укрепиться на нем можно, только пойдя по антисталинскому пути. Не из раскаяния в совершенных преступлениях, не из гуманных целей, а из политического расчета нужно начать проведение реформ, чтобы таким способом получить поддержку широких масс.

Уже 4 апреля, обвинив полицейскую систему в фальсификации, Берия освободил "врачей-вредителей". Лишь только водрузили Сталина в мавзолей его учителя, он был предан забвению. Было приостановлено издание его сочинений; его имя перестало упоминаться в печати; начался пересмотр "сталинской национальной политики".

Царское правительство, открыто исповедуя великодержавную идею, не только никогда не угнетало присоединенные к Российской Империи народы, но многим из них (финляндцам, народам Кавказа и Средней Азии) давало преимущество перед русскими, - они освобождались от несения воинской повинности1, а польские и прибалтийские крестьяне были освобождены значительно раньше, чем русские.

Как правило, царское правительство никогда не стремилось к насильственной ассимиляции неславянских народов.

Финляндия была фактически независимым государством, связанным с Россией лишь персональной унией (от этого положения было лишь кратковременное отступление, продолжавшееся 6 лет).

Присоединенной к России Польше была дарована широкая конституция в то время, когда Россия ее не имела. Полякам было этого недостаточно, они хотели не только полной независимости, но еще и присоединения к Польше русских земель. Подняв восстание, они лишились конституции.

Но с поляками у России вообще были особые счеты: не только русские в течение 102 лет владели частью польских земель, но и поляки захватывали Москву, Смоленск и в течение нескольких веков держали под своей властью Киев и юго-западные и западные окраины России, лишив живущих там православных людей всех прав и превратив крестьян в своих холопов.

Все остальные присоединенные народы сразу уравнивались в правах с русскими.

Недаром эмир бухарский в 1918 г., обратился к народам Хивы и Бухары со следующим заявлением: "Среди нас борются с коммунистической властью русские, сыны той Москвы, которая нас завоевала в открытом бою. Они наши друзья и наши братья, ибо они порабощены той же коммунистической властью, что и мы. Мой отец, Великий Сеид Абдул Богадур, был генералом славной русской армии и членом свиты русского Белого Царя, который не вмешивался в нашу внутреннюю жизнь, относился с уважением к нашей вере и уважал нас за нашу воинскую доблесть. Мы верим, что вместе с нами поднимется против советской власти и русский народ, и тогда красная Москва станет вновь государством, в котором будут мирно жить и трудиться многочисленные племена и народы, пользуясь широкими правами "внутреннего самоуправления".

Что касается украинских сепаратистов, то это движение никогда не было народным (за Мазепой пошло лишь около двух тысяч казаков; в Белой армии было несравненно больше украинцев, чем у Петлюры), оно было политической партией, вскормленной врагами России - Австрией.

Когда было закончено покорение Кавказа - сдался сражавшийся 20 лет против России имам Шамиль, - он получил дачу в Калуге и жил там без всякой охраны. Перед смертью с разрешения царя он отправился в паломничество в Мекку, где и умер в 1871 г. Его сын, поступив в русскую армию, дослужился до чина ген.-майора.

На особом положении в России были евреи, исповедующие иудейскую веру (перейдя в другую веру, они автоматически получали все гражданские права).

В течение XIX века отношение русского правительства к евреям менялось в зависимости от проводимой им внутренней политики. При Александре I в 1804 г. было издано "Положение об устройстве евреев", согласно которому "все евреи, в России обитающие, суть свободны и состоят под точным покровительством законов наравне со всеми другими российскими подданными". Кроме того, они были освобождены от несения воинской повинности, что дало основание Пестелю упрекать правительство в том, что евреи "ныне в России пользуются большими правами, нежели сами христиане".

При Николае I были введены большие строгости и ограничения для всех граждан Империи. Коснулись они и евреев: по "Положению об евреях", изданному в 1835 г., была сужена черта их оседлости; вне этой черты евреям дозволялось лишь временное пребывание для торговых дел и получения образования; на государственную службу они могли приниматься только с Высочайшего разрешения; для евреев вводилась воинская повинность.

При Александре II был издан ряд законов, расширяющих гражданские права евреев. По закону 1861 г. евреи, получившие высшее образование, "допускаются в службу по всем ведомствам" на всем пространстве Империи; "им разрешается также постоянное пребывание во всех губерниях и областях Империи для занятия торговлей и промышленностью". По закону 1865 г. разрешается проживать повсеместно в Империи евреям "механикам, винокурам, пивоварам и вообще мастерам и ремесленникам", а также - молодым людям для обучения ремеслам. Доступ к образованию (как к среднему, так и к высшему) в то время для евреев был свободным.

После убийства Александра II и вступления на престол Александра III, как одна из мер борьбы с крамолой, вводится ряд ограничений по отношению к евреям; сокращается черта еврейской оседлости; в ее пределах евреям запрещается селиться вне городов и местечек. В 1887 г. вводится для еврейских детей процентная норма в государственных учебных заведениях - в черте оседлости 10%, в Петербурге и Москве - 3%, в остальных местностях - 5%.

В 1891 г. высылаются из Москвы механики, мастера и ремесленники, проживавшие там согласно закону 1865 г. В следующем году евреи лишаются права участия в органах городского управления.

Одновременно с преследованиями евреев со стороны правительства в народе возникают антиеврейские настроения. Ранней весной 1881 г. начинаются еврейские погромы. "Почему именно тогда? - задает вопрос в своей статье "Осторожно: правдолюбцы!" Евгений Манин, - "Почему не десятью годами раньше или двадцатью годами позже? Ответ столь же прост, сколь печален. 1 марта 1881 г. некий еврей-революционер, "борец за идею" из террористической организации "Земля и Воля", убил имп. Александра II2.

Участие евреев в революционной деятельности в России не ограничилось убийством императора Александра II. Они и в дальнейшем играли большую роль во всех оппозиционных и революционных организациях, группах и кружках и принимали самое деятельное участие в террористических актах. Провокатор и организатор крупных террористических актов, долголетний начальник "Боевой организации" эсэров Евно Азеф, стал известен всему миру. Во время революции 1905 г. во главе Совета рабочих депутатов, пытавшегося стать всероссийским правительством, стоял сначала еврей Косарь, а затем тоже еврей Бронштейн (Троцкий).

В революционные дни на митингах и демонстрациях, руководимых революционерами, среди которых было много евреев, выкрикивались лозунги "Долой Николашку! ...Долой попов!" и пр. Это не могло не оскорблять чувства русских патриотов. Поэтому понятно, что широкие народные массы России ставили знак равенства между понятиями "еврей" и "революционер".

В 1917 г. большевики захватили власть, и евреи заняли целый ряд руководящих государственных постов: Троцкий стал во главе Красной армии; Гамарник - руководителем политического воспитания армии; Зиновьев (Апфельбаум) - комиссаром внутренных дел; Стеклов (Нахамкес) и Авербах захватили в свои руки печать; ведение иностранных дел было поручено Иоффе, Сурицу, Литвинову (Финкельштейну) и т.д.

Недаром "Отечественное объединение русских евреев за границей" в выпущенной в 1923 г. книге "Россия и еврейство" обращалось к евреям всего мира с предупреждением, в котором говорилось, что чрезмерное участие евреев в административных и карательных органах советской власти вызовет недовольство русского народа и может привести к нежелательным последствиям для всего еврейства.

Советская власть, объявив официально, что СССР создан на принципах "равенства и полной добровольности объединения с сохранением за каждой республикой права свободного выхода из союза", поступила со всеми национальными меньшинствами не так, как царское правительство: она лишила их, как, впрочем, и все народы России, всех гражданских прав и подвергла небывалым издевательствам и террору. Сталин дошел до того, что объявил Шамиля не только "реакционером", но и "иностранным шпионом", а ряд кавказских народов: чеченцев, ингушей, балкарцев и карачаевцев, а также крымских татар - изгнал из родных земель.

По докладу Берия президиум ЦК 12 июня 1953 г. вынес постановление покончить с извращением советской национальной политики; организовать подготовку выдвижения на руководящую работу людей местной национальности; ввести делопроизводство в национальных республиках на местных языках.

Берия и практически приступил к проведению своей национальной программы: на Украине и в Белоруссии первые секретари-русские были заменены местными уроженцами, в Латвии второй секретарь-русский (который фактически был первым) был заменен латышем.

На этом деятельность Берия закончилась, - 26 июня он был арестован, и национальная политика на окраинах осталась прежней.

 

6.11 - КОНЕЦ БЕРИЯ

Растущая популярность Берия не входила в планы Хрущева. У него не было собственной программы; его интересовала не программа, а власть. Подготовку к ее захвату он начал еще у постели умирающего Сталина: он тогда уже обвинил Берия в том, что тот не скрывал своей радости по поводу смерти Сталина.

Заговор против Берия Хрущев начал среди своих соратников, а затем втянул в это дело и остальных членов Политбюро. Вот что об этом пишет он сам в своих "Воспоминаниях": "Президиум начал обсуждать меморандум Берия о национальном составе правительственных органов на Украине ... Каждый знал, что это находится в согласии с линией партии, но сперва люди не разбирались в том, что Берия выдвигает эту идею с целью увеличения национального напряжения между русскими и нерусскими, между центральным руководством в Москве и руководствами в республиках. В связи с этим я отвел Маленкова в сторону и сказал ему: 'Слушай, товарищ Маленков, разве ты не видишь, куда это ведет? Мы идем к катастрофе. Берия точит свой нож.' - 'Да, но что делать?' - 'Пришло время сопротивляться. Мы не должны допустить то, что он делает' ... Я давно не верил Берия. Много раз я убеждал Маленкова и Булганина, что я рассматриваю Берия как авантюриста во внешней политике. Я знал, что он занят укреплением своей позиции и расставляет своих людей на важнейших постах".

Так как все члены Политбюро боялись Берия не меньше, чем в свое время Сталина, то Хрущеву было нетрудно убедить их, что если не ликвидировать Берия сейчас, то он ликвидирует их.

10 июня 1953 г. в "Правде" появилось следующее сообщение: "На днях состоялся пленум Президиума ЦК КПСС. Пленум, заслушав и обсудив доклад Президиума ЦК - тов. Маленкова Г.М. о преступных, антимарксистских и антигосударственных действиях Л.П. Берия, направленных на подрыв Советского государства в интересах иностранного капитала и выразившихся в вероломных попытках поставить Министерство внутренних дел СССР над правительством и КПСС, принял решение - вывести Л.П. Берия из состава ЦК КПСС и исключить его из рядов КПСС как врага коммунистической партии и советского народа".

Поскольку Берия был человеком хитрым, пронырливым и жестоким, для уничтожения своих врагов не останавливающимся ни перед какими преградами, то его ликвидация была делом трудным и опасным. Если бы он только заподозрил заговор против себя, он, не задумываясь, мгновенно перестрелял бы всех заговорщиков и их вероятных пособников. Поэтому совершенно отпадала возможность вызвать его в Президиум ЦК и там, предъявив обвинения, арестовать его. Нужно было перехитрить его и заманить в ловушку. Этим делом и занялся человек, оказавшийся хитрее его - Хрущев.

Как произошел арест и убийство Берия, рассказал сам организатор этого дела, Хрущев. Арест Берия решили провести во время летних маневров армии. На заседание Совета министров были приглашены: маршал Жуков, его заместители и начальник штаба, которые должны были докладывать о ходе маневров. Открыв заседание, Маленков от имени советского правительства предложил Жукову взять под стражу врага народа Лаврентия Берия.

После этого встал вопрос - что делать с ним дальше: предать его суду или сразу прикончить, а потом оформить смертный приговор в судебном порядке? Боясь, что за Берия вступится чекистский аппарат, было решено немедленно его расстрелять, - за мертвого никто заступаться не станет.

В конце своего рассказа Хрущев добавляет, что "расследование по делу Берия полностью подтвердило, что мы правильно расстреляли его".

Так как Хрущев пустил несколько версий об аресте и казни Берия, его рассказ не внушает доверия, и его смерть, так же, как и Сталина, остается пока загадкой.

Суд над трупом Берия и его шестью помощниками происходил 18-23 декабря 1953 г. Берия было предъявлено обвинение в том, что он с 1919 г. был иностранным шпионом, хотел поставить МВД над КПСС и правительством, чтобы восстановить в стране капитализм и господство буржуазии, саботировал важнейшие мероприятия партии, вместе со своими помощниками совершал террористические расправы и пр.

Подсудимые признались во всех своих преступлениях и 23 декабря были приговорены к смерти. Приговор приведен в исполнение1.

 

6.12 - ВОССТАНИЕ В ВОСТОЧНОМ БЕРЛИНЕ И НА ВОРКУТЕ. ПРИМИРЕНИЕ С ТИТО

Народы, подвластные Сталину, надеялись, что его смерть принесет им освобождение. Когда этого не произошло, начались народные волнения и восстания. Начало им положили рабочие и молодежь Восточного Берлина.

Восстание вспыхнуло 17 июня 1953 г. Так как у повстанцев, кроме камней, не было другого оружия, оно было быстро подавлено, и началась жестокая расправа с "виновными".

Как отголосок на берлинское, вспыхнуло восстание в концлагере на Воркуте. Заключенные выгнали из лагеря охранников и держались в течение целой недели. Прибывшие из Москвы войска особого назначения подавили восстание и "восстановили порядок".

Помощь западной демократии восставшим выразилась в том, что вожди призывали взбунтовавшихся сохранить спокойствие в надежде на будущее освобождение.

Боясь, что берлинскому примеру последуют и другие сателлиты, и что капиталистический мир, воспользовавшись временным ослаблением советской власти, попытается оторвать их от СССР, кремлевские властители постарались сгладить разногласия и трения между коммунистическими странами.

Вражда по отношению к Тито сразу прекратилась. Между Москвой и Белградом были не только восстановлены дипломатические отношения, но и подписан торговый договор.

26 мая 1955 г. Хрущев прилетел в Белград и в своей речи, произнесенной на аэродроме, высказал свое глубокое сожаление о происшедшем разрыве и отказался от всех обвинений, которые были предъявлены Югославии в 1949 г. Всю вину за случившееся он возложил на провокационную деятельность "врагов народа" - Берия и Абакумова, которые сфабриковали ложные обвинения.

Чтобы установить братские отношения между членами одной и той же коммунистической семьи, Хрущев признал утверждение Тито, что к коммунизму можно идти разными путями.

 

6.13 - БОРЬБА ХРУЩЕВА ЗА ВЛАСТЬ

13 лет Маленков был секретарем ЦК. Все эти годы он был верным помощником Сталина. Он помог ему уничтожить старую партию и создать новую, покорную вождю. Сталин ценил работу Маленкова, - он сделал его секретарем ЦК, кандидатом в члены Политбюро, а когда началась война, то, обойдя таких старых членов Политбюро, как Каганович, Микоян, Калинин и Жданов, включил его в состав Государственного комитета обороны. В 1946 г. Маленков стал членом Политбюро. Наконец, в 1952 г. на XIX съезде Сталин поручил ему прочесть отчетный доклад, который всегда делал сам.

После этого стало ясно, что Сталин готовит Маленкова себе в преемники. Отсюда понятно, почему после смерти Сталина он занял пост не только председателя Совета министров, но и первого секретаря ЦК. Однако остальные члены Политбюро, только что избавившиеся от нависшей над ними угрозы, не были склонны подвергать себя новой - появлению нового диктатора. Да и сам Маленков испугался бремени принятой на себя власти и уже 14 марта уступил - временно - обязанности первого секретаря ЦК Хрущеву. С этого момента, собственно, и началось его падение.

Став исполняющим должность первого секретаря, Хрущев получил возможность подготовить ликвидацию Берия, а затем и отстранить Маленкова. На сентябрьском пленуме ЦК Хрущев был утвержден в занимаемой им должности.

Маленков слегка смягчил цензуру литературных произведений, что дало возможность писателям после долгого молчания писать более свободно. В то же время Маленков опубликовал свой "план о крутом подъеме легкой и пищевой промышленности", сокращении налогов и снижении цен. Он потребовал не только увеличения количества необходимых населению товаров, но и улучшения их качества, а также крупных ассигнований на строительство жилищ, школ и больниц. Правительство обещало приложить все усилия, чтобы обеспечить городских жителей картофелем и овощами.

Помощь Северной Корее в ее войне с Южной тяжелым бременем ложилась на бюджет СССР. Маленков согласился на примирение воюющих сторон. Освободившиеся таким образом средства и сокращение капиталовложений в тяжелую промышленность дали ему возможность начать проведение его плана.

Уже через год в магазинах стали появляться товары в значительно большем количестве, чем раньше (правительство стало бросать на рынок товары, хранившиеся в резервном фонде государства, и даже начало закупать их за границей). Благодаря этому Маленков приобрел популярность и симпатии в народе, что вызвало недовольство и беспокойство членов президиума ЦК. Редакции "Правды" было поручено объявить план Маленкова "антиленинским" и "антисталинским".

На другой день после опубликования в "Правде" статьи под грозным заголовком "Генеральная линия партии и вульгаризаторы марксизма", 25 января 1955 г., открылся пленум ЦК, на котором Хрущев выступил с резкой критикой плана Маленкова, назвав его "капитулянтской политикой Бухарина и Рыкова".

Молотов и Каганович, обиженные тем, что после смерти Сталина они остались за бортом, и надеясь с падением Маленкова опять всплыть на поверхность, поддержали Хрущева. Маленков был принужден подать заявление: "Прошу вас довести до сведения Верховного совета СССР мою просьбу об освобождении от поста Председателя Совета министров СССР. Просьба моя вызвана деловыми соображениями о необходимости укрепления руководства Совета министров и целесообразностью иметь на посту Председателя Совета министров другого товарища с большим опытом государственной работы".

Итак, Молотов и Каганович помогли Хрущеву избавиться от серьезного соперника, но сами на этом ничего не выиграли, - на пост премьер-министра по предложению Хрущева был назначен его друг Булганин.

Устранив со своего пути Берия и Маленкова, Хрущев взялся за следующего, не менее опасного конкурента, Молотова, который был в течение многих лет ближайшим сотрудником Сталина.

Молотов вступил в партию в 1906 г. Он принимал живейшее участие в борьбе против Троцкого, Зиновьева, Каменева, против "правой оппозиции", в проведении коллективизации и индустриализации, в проведении всех довоенных пятилеток, заключении пакта "Молотов - Риббентроп", участвовал в Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференциях, во время войны был членом всесильного Государственного комитета обороны СССР. Будучи всегда верным генеральной линии партии, он никогда не был замешан ни в каких "уклонах" и "загибах" и считался первым после Сталина теоретиком партии.

Борьба с таким человеком была трудной, но Хрущев был человеком напористым, не останавливавшимся перед затруднениями. Кроме того, в нем было непреодолимое влечение к власти.

Первый выпад против Молотова Хрущев предпринял на июльском пленуме ЦК 1955 г. По его предложению пленумом ЦК была единогласно осуждена "Неправильная позиция товарища Молотова по югославскому вопросу..."

Второй выпад Хрущев совершил, желая скомпрометировать Молотова как теоретика. Придравшись к случайно высказанному Молотовым замечанию, что в СССР построены только "основы социализма", Хрущев заставил его публично признаться в своей ошибке.

Эти нападки были лишь прелюдией готовившегося удара, который был нанесен на XX съезде.

 

6.14 - XX СЪЕЗД ПАРТИИ

14 февраля 1956 г. открылся XX съезд партии. Происходил он в необычных условиях. На стене позади Президиума, рядом с огромным портретом Ленина, там, где всегда висел такой же огромный портрет Сталина, было пустое место. В нарушение принятого обычая открыл съезд не какой-нибудь член Политбюро, а сам первый секретарь ЦК Хрущев.

Вопреки обычаю, он не произнес политической речи. После приветствия председателей "братских коммунистических и рабочих партий" он предложил присутствующим почтить вставанием память умерших товарещей - виднейших деятелей коммунистического движения: И. В. Сталина, Клемента Готвальда и Кюнци Токады. Затем Хрущев перешел к отчетному докладу, в котором лишь раз упомянул имя Сталина.

На вечернем заседании 16-го общее внимание захватило выступление Микояна. В своей речи он высказал ряд критических замечаний по адресу покойного "отца и учителя". "В течение примерно 20 лет, - сказал он, - у нас не было коллективного руководства, процветал культ личности, осужденный еще Марксом, а затем и Лениным, и это, конечно, не могло не оказать крайне отрицательного влияния на положение в партии и на ее деятельность".

Так как речь Микояна большинством делегатов была принята сочувственно, Хрущев рискнул на утреннем заседании 25-го выступить со своим докладом "о культе личности и его последствиях", на который не были допущены не только гости и журналисты, но даже и представители "братских компартий"1.

Еще в 1954 г. при Президиуме ЦК была создана комиссия для расследования преступлений, совершенных за годы властвования Сталина. К февралю 1956 г. она реабилитировала 7.379 человек. Однако, по словам Хрущева: "Мы всю вину валили на Берия. Его фигура оказалась удобным прикрытием, которым мы защищали память Сталина..."

Теперь, на XX съезде, Хрущев всю вину возложил на Сталина. Он обвинил его в злоупотреблениях против социалистической законности, истреблении множества ни в чем не повинных честных коммунистов, в фабрикации фальшивых документов, в жестоком деспотизме, терроризме, самовосхвалении и саморекламе и в том, что по его вине в первые месяцы войны советская армия понесла тяжелые потери. По Хрущеву, "Сталин был далек от понимания развивающихся на фронте действительных событий... Сталин вмешивался в проведение операций и издавал приказы, которые не учитывали действительного положения на данном участке фронта и которые не могли привести ни к чему иному, как к огромным людским потерям... Следует заметить, что Сталин разрабатывал операции на глобусе. Да, товарищи, он обычно брал глобус и прослеживал на нем линию фронта".

В своем докладе Хрущев старается представить все преступления сталинского режима как ошибки только Сталина. То, что источником преступлений является созданная Лениным и Сталиным чекистская система, Хрущев считает клеветой. Не система, и даже не сам Сталин, а "культ его личности", вот что является, по утверждению Хрущева, источником всех преступлений!

Далее Хрущев заявляет, что Сталин применял террор и массовые репрессии вопреки указаниям Ленина. В подтверждение этого он приводит одно из пропагандных высказываний Ленина, в котором тот в 1920 г., оправдывая "красный террор" интервенцией Антанты, обещал после окончания гражданской войны прекратить его и отменить смертную казнь. "Сталин уклонился от ясных и простых предписаний Ленина ... Сталин заставил партию и НКВД пользоваться массовым террором, когда не было больше признаков эксплуататорских классов в нашей стране".

Пытаясь свалить всю вину только на Сталина, Хрущев умышленно умалчивает об исторических фактах. Чекистский режим в советской России был создан личным декретом Ленина 6 декабря 1917 г.; смертную казнь Ленин никогда не отменял; по окончании гражданской войны, террор не только не был отменен, но был усилен (только в Крыму было истреблено около 55 тысяч бывших участников "Белого движения" и их семей).

17 мая 1920 г. Ленин послал наркому юстиции Курскому следующую директиву: "Товарищ Курский. В дополнение к нашей беседе посылаю Вам набросок дополнительного параграфа уголовного кодекса. Основная мысль, надеюсь, ясна: открыто выставить принцип и политически правдивое положение, мотивирующее суть и оправдание террора, его необходимость. Суд должен не устранять террор, - обещать это было бы самообманом и обманом, - а объяснить и узаконить его принципиально ясно, без фальши и без прикрас".

Узаконенной системы террора Сталин не создавал и не отменял. Он только ее усовершенствовал.

Перейдя к вопросу о результатах деятельности созданной ЦК комиссии по расследованию причин массовых репрессий против большинства членов и кандидатов ЦК, Хрущев сказал, что она "установила много случаев фабрикации дел против коммунистов, ложных обвинений, вопиющих злоупотреблений социалистической законностью, результатом которых была смерть неповинных людей. Стало очевидным, что многие партийные, советские и хозяйственные работники, которые были заклеймены в 1937-1938 годах как "враги", в действительности никогда не были ни врагами, ни шпионами, ни вредителями и т.п., а всегда были честными коммунистами; они были только оклеветаны и часто, не будучи в состоянии выносить варварских пыток, обвиняли самих себя (по приказу следователей-фальсификаторов) во всех видах самых ужасных и неправдоподобных преступлений... из 139 членов и кандидатов ЦК партии, избранных на XVII съезде, 98 человек, т.е. 70% были арестованы и расстреляны... Из 1956 делегатов, с правом решающего голоса - 1108 были арестованы... Суд над одним членом Политбюро продолжался всего лишь 20 минут, после чего он был сразу расстрелян. Другой был казнен еще до вынесения судом приговора".

Тут невольно возникает вопрос, как и кем были сфабрикованы и санкционированы эти обвинения? На этот вопрос Хрущев дает следующий ответ: "При таком положении не было нужды в чьей-либо санкции; да и о какой санкции могла идти речь, когда все решал Сталин. Он сам был главным прокурором во всех этих делах... Обладая неограниченной властью, он допускал большой произвол в деле морального и физического уничтожения людей. Создалось такое положение, что никто не мог выразить свою волю. Если Сталин говорил, что того или иного человека следует арестовать, то необходимо было принимать на веру, что это лицо является "врагом народа".

Однако у Хрущева есть высказывания указывающие на то, что Сталин, приступая к массовому террору, опирался как на отдельных членов Политбюро, так и на все Политбюро: "Вечером 1 декабря 1934 г. по инициативе Сталина (без резолюции Политбюро - которая последовала, между прочим, два дня спустя) секретарь Президиума ЦИК Енукидзе подписал следующее директивное указание:

  1. Следовательским отделам предписывается ускорить дела обвиняемых в подготовке или проведении террористических актов.
  2. Судебным органам предписывается не задерживать исполнения смертных приговоров ...
  3. Органам комиссариата внутренних дел предписывается приводить в исполнение смертные приговоры... немедленно после вынесения этих приговоров.

Это указание послужило основой для многочисленных случаев злоупотребления против "социалистической законности".

Характеризуя Сталина как жесточайшего деспота и террориста, Хрущев умалчивает о том, как Сталин при помощи партии уничтожил миллионы беспартийных крестьян, рабочих, военных и интеллигенции. Обошел он молчанием и вопрос о численности уничтоженных рядовых членов партии. Почему? Да потому, что и составляли списки, и утверждали их члены бюро местных партийных организаций - сами партийцы.

Говоря о создании "культа личности" Сталина, Хрущев заявляет: "...для марксизма-ленинизма является непозволительным и чуждым особо выделять какое-либо отдельное лицо, превращая его в сверхчеловека, наделенного сверхчеловеческими качествами, приближающими его к божеству... Вера в возможность существования такой личности, и в особенности такая вера по отношению к Сталину, культивировалась среди нас в течение многих лет".

По словам Хрущева, это культивировал сам Сталин и... кинорежиссеры. Сталин собственноручно писал о себе: "Сталин - гений!" Культ личности принял такие чудовищные размеры главным образом потому, что сам Сталин, применяя всевозможные методы, поддерживал прославление своей собственной личности... Одним из наиболее характерных примеров самопрославления может служить его 'Краткая биография'... Эта книга представляет собой выражение самой отвратительной лести... Нет нужды приводить здесь примеры того отвратительного идолопоклонства, которым полна это книга. Достаточно указать, что все эти выражения были одобрены и отредактированы самим Сталиным, а некоторые даже дописаны его рукой на корректуре книги... Он отмечал те самые места, в которых, по его мнению, восхваление его заслуг было недостаточным". Хрущев приводит следующие выдержки из книги: "...Руководителем ядра и ведущей силой партии и государства был товарищ Сталин. Мастерски выполняя задачи вождя партии и государства и имея полную поддержку всего советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности и тени самомнения, зазнайства, самолюбования.,. Сталин достойный продолжатель дела Ленина, или, как говорят у нас в партии: Сталин - это Ленин сегодня... Товарищ Сталин развил дальше советскую военную науку... сталинское военное искусство проявлялось как в обороне, так и в наступлении". "Таковы факты, товарищи. Следует, пожалуй, сказать, - позорные факты!"

Одной из наиболее важных причин признания Сталина вождем было объявление его классиком марксизма, продолжателем учения Маркса, Энгельса и Ленина не только на практике, но и в теории. Поэтому Хрущев в своем докладе не ограничился критикой его практической деятельности, но попытался развенчать его и как идеолога. Он подверг резкой критике концепцию Сталина о "врагах народа" и его теорию классовой борьбы в период социализма. "Сталин создал концепцию врага народа" ... Эта концепция сделала возможным применение жесточайших репрессий... против любого, кто не соглашался со Сталиным по безразлично какому вопросу..."

" ...большой вред делу социалистического строительства, развитию демократии внутри партии и государства нанесла ошибочная формула Сталина, что будто бы по мере продвижения Советского союза к социализму классовая борьба будет все более и более обостряться ... На практике эта ошибочная формула служила к обоснованию грубейших нарушений социалистической законности и массовых репрессий".

Завершая перечисление всех сталинских преступлений, Хрущев заявил, что Берия толкал Сталина на эти преступления. "Возникает вопрос, почему Берия, который ликвидировал десятки тысяч партийных и советских работников, не был разоблачен при жизни Сталина? Он не был разоблачен раньше потому, что он очень ловко использовал слабости Сталина: разжигая его подозрительность, он во всем помогал Сталину и действовал при его поддержке".

О сталинских преступлениях было известно, конечно, и до XX съезда, но пока эти сведения исходили от врагов режима, к ним относились с известным недоверием. Теперь же, когда о них открыто заговорил глава коммунизма, все сомнения рассеялись.

Доклад Хрущева явился разоблачением и развенчанием не только Сталина, но и Ленина. В то время, как Ленин утверждал: "Коммунизм отрицает парламентаризм, как форму будущего общества... он ставит своей целью разрушение парламентаризма... Коммунистические партии идут в эти учреждения не для того, чтобы вести там органическую работу, а для того, чтобы из парламента помочь массам взорвать путем выступления государственную машину буржуазии и сам парламент изнутри... Мы живем не только в государстве, но и в системе государств, и существование советской республики рядом с империалистическими государствами продолжительное время немыслимо. В конце концов либо одно, либо другое победит. А пока этот конец наступит, ряд самых ужасных столкновений между советской республикой и буржуазными государствами неизбежен".

Хрущев заявил, что в свободных странах коммунисты могут приходить к власти и парламентарным путем; сам парламент при его коммунистическом большинстве превратится "из органа буржуазной демократии в орудие действительной народной воли; "то, что мы будто бы признаем единственным путем преобразования общества насилие и гражданскую войну - не соответствует действительности - фатальной неизбежности войны нет".

Этим Хрущев нанес огромный ущерб не только Кремлю, но и всему коммунистическому движению, - он вызвал в нем кризис идеологический, в странах-сателлитах - политический и в СССР - психологический.

До этого времени коммунистическое движение было монолитным.

Был один центр - Москва, и единый путь к достижению цели - мировая революция. Теперь Хрущев заявил, что достичь цели можно разными путями. В то время, как Сталин считал отколовшегося Тито "фашистом", Хрущев национал-коммунистический режим признал законным. Это дало право коммунистическим партиям всего мира стать на свой собственный путь. Логичным последствием этого явились события в Польше и в Венгрии и полная эмансипация Китая.

 

6.15 - "УМИРОТВОРЕНИЕ" ПОЛЬШИ
ПОДАВЛЕНИЕ ВЕНГЕРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

"Новый курс", принятый сталинскими наследниками, привел к известному ослаблению контроля над сателлитами. Из тюрем были освобождены польские и венгерские лидеры, осужденные в 1949 г. за свои симпатии к Тито и, конечно, за "работу для американской разведки". Получив свободу, они начали борьбу за невмешательство Советов во внутренние дела их стран, обещая в то же время полную лояльность и поддержку СССР в его внешней политике.

Секретный доклад Хрущева "о культе личности", уже через несколько дней ставший известным всему миру, вызвал открытое недовольство существующими порядками и образование сети политических (главным образом, студенческих) кружков.

Желая идти в ногу с веяниями века и показать себя либералом, глава венгерской компартии Матиас Ракоши (Розенкранц) занялся тоже реабилитацией жертв сталинизма. Он признал, что казненный в 1949 г. министр Ласло Райк совсем не был агентом ни Тито, ни ЦРУ (американское разведывательное центральное управление), а был "честным коммунистом".

Неожиданная реабилитация Райка вызвала многочисленные демонстрации, которые проходили в границах законности. Тем не менее, в Москве это вызвало известную тревогу, и Ракоши был заменен Эрно Гере (Тибор Самуэль).

Попустительство, проявленное Хрущевым по отношению к Югославии, подстрекнуло Польшу и Венгрию к неповиновению. 28 июня 1956 г. польские рабочие Познани, возмущенные тем, что их заставляют работать по 9-10 часов при очень низкой зарплате, объявили забастовку. Начались демонстрации, которые были подавлены силой оружия.

Боясь, что беспорядки примут более крупные размеры, Хрущев решил пойти на уступки. Из ЦК польской компартии были удалены особо нежелательные члены; главой польского правительства был назначен Владислав Гомулка. Получив власть, он отослал в СССР маршала Рокоссовского, который Советами был поставлен во главе польской армии, и начал проведение реформ.

Чтобы успокоить поляков, в Варшаву прилетело несколько членов Политбюро. Увидя твердую позицию польских руководителей они не рискнули обострять отношений и заключили с ними ряд соглашений: обещали в будущем не вмешиваться во внутренние польские дела, аннулировали польские долги Советскому союзу и пр.

Для поляков мятеж закончился удачно, - не было советской военной интервенции. Хрущев, приехав в Варшаву, утвердил передачу власти Гомулке.

Совсем по-другому развернулись события в Венгрии. Успехи поляков в борьбе с Москвой побудили венгров к более решительным действиям за освобождение от коммунистического ига.

В подготовке революции приняли участие видные писатели; один из них, Д. Гаи, поместил в будапештской литературной газете статью, в которой говорилось: "Необходимо начать с признания за литературой неотъемлемого права на свободу. Писатель должен - как и все люди - иметь абсолютную свободу говорить правду ... Писатель должен быть свободен верить в Бога или, наоборот, не верить..."

Венгерская революция началась с того, что 6 октября 1956 г в Будапеште состоялась грандиозная манифестация - похороны Л Райка и ряда других невинно казненных.

Демонстранты требовали поставить во главе правительства Имре Надя. 13-го он был восстановлен в партии, а 23-го утром студенты, собравшись перед радиостанцией, потребовали вывода из страны советских войск и провозглашения венгерской независимости Ответом на это была стрельба по беззащитным студентам. Тогда, разгромив несколько полицейских участков и вооружившись, студенты, к которым присоединились многочисленные жители города, взяли штурмом здание радиостанции и учинили самосуд над засевшими там чинами АВО (венгерское КГБ). Так началась венгерская революция

Восставших студентов поддержали рабочие и значительная часть гарнизона под командованием ген. Пала Малетера.

Так как советские танкисты не проявляли особого рвения к подавлению восстания (некоторые переходили на сторону восставших), то советское командование вывело их из города.

На другой день И. Надь возглавил новое правительство и объявил о выходе Венгрии из "Варшавского договора". Восстание быстро охватило страну. Всюду стали освобождать из тюрем политических заключенных. Так, был освобожден глава католической Церкви в Венгрии кардинал Миндсенти (после подавления революции он нашел убежище в американском посольстве и там провел безвыходно 15 лет).

В это время советское командование сосредоточивало на венгерской границе танковые дивизии. 3 ноября советский посол Юрий Андропов пригласил к себе ген. Малетера, чтобы обсудить условия вывода из страны советских войск. Не подозревавший ловушки генерал явился и ... был арестован. Восставшие остались без военного руководителя. На другой день советские танковые дивизии вторглись в Венгрию, и начался штурм Будапешта. Подавлялась революция беспощадно.

Члены революционного правительства укрылись в здании югославского посольства. Когда председатель КГБ Серов и Андропов гарантировали им свободный выезд в Югославию, то они вышли из здания посольства и тут же были арестованы. Через несколько часов после этого Советы назначили новый кабинет министров во главе с Яношем Кадаром, который обратился к СССР с просьбой "оказать братскую помощь для подавления мятежа".

В результате около 5 тысяч венгров было убито, 2 тысячи расстреляно, 40 тысяч брошено в тюрьмы и 15 тысяч отправлено в советские лагеря. Более чем 160 тысячам удалось спастись бегством в Австрию.

После подавления революции началась советизация Венгрии. К 1963 году больше чем 90% крестьянских хозяйств было коллективизировано, причем темпы коллективизации были намного интенсивнее и жестче, чем в СССР.

Отсутствие помощи США и других демократических держав в попытке венгров сбросить с себя коммунистическое ярмо лишило их надежды на освобождение и заставило безоговорочно подчиниться Советам.

В 1964 г. Хрущев посетил Будапешт и привез венграм счет на два миллиарда рублей за оказанную в 1956 г. "братскую помощь".

Почему в 1956 г. у поляков все закончилось благополучно, а Венгрия подверглась разгрому? Поляки не пытались сбросить коммунистический режим. Они, правда, стремились к известной самостоятельности, но в рамках "коммунистического содружества". Так же, как югославы, они хотели идти к социализму своим, польским путем. Возможно, что они не хотели обострять отношений с Советским союзом. В советской орбите их удерживала боязнь возрождавшегося германского военного могущества и то, что западные державы отказывались признать западные польские границы (по Одеру и Ниссе) постоянными.

Венгерская революция преследовала иные цели - венгры желали не только полной независимости, но и хотели порвать с коммунизмом. Этого, конечно, советские вожди допустить не могли.

В то время, как Польша и Венгрия были возвращены в "братскую семью", а Чехословакия, Болгария, Румыния, и Восточная Германия беспрекословно подчинились кремлевкому руководству, советских вождей раздражало, что какая-то маленькая Албания осмеливается иметь и высказывать свое независимое мнение. Ее вождь Энвер Ходжа был убежденным сталинистом, поддерживал Китай в его разногласиях с СССР и обвинял московских вождей в слишком мягком отношении к капиталистам.
 
ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД


dr60izm62.html,  (I:й вып.:15фев04),  15фев04
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
НАВЕРХ