История Христианской Православной Церкви (4)  [25дек06] о. Петр Смирнов

ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД

21. Святые мученицы

София, Вера, Надежда и Любовь

В первой половине II века по Р.Х. жила в Риме вдова-христианка по имени София. Три дочери ее носили имена трех главных христианских добродетелей: Вера, Надежда, Любовь. Будучи сама истиною христианкою, она воспитывала их в духе святой веры. На них донесли императору Адриану, и он пожелал их видеть. Легко было догадаться, зачем их зовут, и они стали с молитвою готовиться к мученичеству.

Мать убеждала юных дочерей своих отдать жизнь свою за Христа. "Дети мои, - говорила она, - вспомните, что я в страданиях родила вас, со многим трудом воспитала вас, и утешьте старость матери вашей твердым исповеданием имени Христова". Укрепленные молитвою и увещеваниями матери, три отроковицы, из коих старшей было только двенадцать лет, безбоязненно исповедали пред царем веру и на глазах матери были обезглавлены. Софию царь не предал мучениям, зная, что мучения не поколеблют ее веры, позволил ей даже похоронить дочерей, но на третий день, после испытанного ею потрясения при виде страданий детей, она предала Богу свою душу (около 137 г., память их 17 сентября).

 

Перпетуя, Филицитата и Потамина

В гонение от императора Септимия Севера пострадали святые Препетуя и Филицитата.

Перепетуя была еще оглашенной, когда ей привелось встать в число исповедниц Христовых. Это была молодая и прекрасная женщина (22 лет); она происходила из богатой и знатной карфагенской фамилии, была замужем и имела грудное дитя. Мать ее была христианкою, отец - язычник. Он и боялся потерять любимую дочь, и в то же время крайне смущался за нее пред своими согражданами-язычниками. Поэтому он в начале гонений всячески уговаривал ее отречься от Христа. "Отец! - возразила Перпетуя, - видишь ли этот сосуд? Можешь ли ты назвать его как-нибудь иначе, чем он есть на самом деле? Точно так и я не могу иначе называться, как христианкой". Вскоре она была заключена в темницу.

"Я ужаснулась, - говорит святая исповедница, - никогда я не была в столь ужасной темноте. Тяжелый день! Томительная духота от множества заключенных, жестокое обращение приставников и, наконец, мучительная тоска о ребенке". Верующие, подкупив стражей, нашли возможным несколько облегчить страдания юной исповедницы. Она поспешила воспользоваться данною ей льготою, чтобы кормить свое дитя. Наконец, ей дозволено было взять его к себе в тюрьму. "Темница стала теперь для меня дворцом", - говорила обрадованная мать, лаская своего малютку. В темницу пришел к Перпетуе престарелый отец, и начались для нее жестокие испытания. Отец не приказывал своей дочери, а просил ее, умолял, падал перед нею на колени, убеждая ее отречься от веры, целовал ей руки и обливал их слезами. "Умилосердись над моей сединой, - говорил он своей дочери, - не делай меня предметом поругания. Посмотри на свою мать, братьев, сына: ему не жить без тебя!" С невыразимою тоскою смотрела на отца Перепетуя и, оставаясь непреклонною в истине исповедания, истощалась в усилиях сколько-нибудь умерить скорбь его.

Открылся суд над обвиняемыми в христианстве, и явился проконсул. Громадная толпа окружила преторию. В критическую минуту отец Препетуи протиснулся сквозь толпу с ребенком ее. "Пожалей своего ребенка", - воскликнул он громким голосом. "Пощади седину отца, - сказал судия, - сжалься над своим ребенком, принеси жертву кесарю!"

"Не могу", - отвечала святая Перпетуя. "Итак, ты христианка?" - спросил проконсул. "Да, я христианка", - с твердостью отвечала она. Проконсул присудил отдать ее на съедение зверям в ближайший языческий праздник.

Филицитата была служанкой Перпетуи и неуклонно следовала за своею госпожою и на суд, и в темничное заключение. Она была беременна, и в темнице наступило время родов. Среди мук рождения она застонала. Кто-то сказал ей: "А, если ты стонешь теперь, что же будет, когда тебя бросят зверям?" - "Я теперь мучусь одна, а тогда и Господь понесет мои страдания, потому что я буду мучима за Него".

По римскому обычаю тем, кто осуждался на эту казнь, накануне приготовлялся роскошный обед и давалась некоторая свобода. Перпетуя и ее товарищи по заключению сподобились приобщения Святых Тайн. В эти священные минуты своды мрачной темницы огласились торжественными песнопениями в честь Господа Спасителя.

Для казни был избран день рождения сына императора, ибо такие торжественные дни праздновали потешными играми. Господь дал слабым женщинам силу безбоязненно встретить ужасную смерть. Сначала их жестоко били, затем выпустили на них зверей; наконец, гладиаторы закололи мужественных страдалиц (202 или 203 г., память их 1 февраля).

Потамина была еще юною девицей, когда, после разных пыток и истязаний, была приговорена к сожжению в кипящей смоле, и эту жестокую казнь она перенесла с великим мужеством. Страдания ее произвели сильное впечатление на одного из воинов, по имени Василид, который сопровождал ее к месту казни и защищал от оскорблений со стороны черни. Через три дня после кончины, Потамина, уже в прославленном виде, явилась в сновидении Василиду, возложила на него венец и сказала: "Я умолила Господа даровать тебе спасение". Прошло несколько времени, и товарищи по какому-то случаю потребовали у Василида языческой клятвы. Василид отказался и объявил, что он христианин. Ему сначала не поверили, но, видя твердость исповедника, посадили его в темницу и казнили. В темнице его посетили некоторые из христиан, которым он рассказал историю своего обращения (203 г., память 20 января).

 

Великомученица Анастасия Узорешительница

Святая Анастасия была дочь знатного и богатого римлянина. Отец ее был язычник, мать - христианка. Отличаясь умом и красотою, она получила блестящее воспитание. Мать и один ревностный христианин, по имени Хрисогон, возжгли в ее сердце любовь ко Христу и, ради Его, ко всем бедным и страждущим, в особенности же она сострадала заключенным в темницах. По кончине матери она была, против своей воли, отдана в замужество. Муж ее был человек жестокий и, опасаясь, что она все богатство свое расточит на заключенных, стал держать ее взаперти. Лишенная свободы и возможности посещать томившихся в темницах, она писала своему воспитателю: "Моли за меня Бога, за за любовь к Которому я страдаю до изнеможения". Старец ей ответил на это: "Не забывай, что ходящий по водам Христос силен утешить всякую бурю". Вскоре после сего муж ее умер, и она получила свободу. Теперь она уже не ограничивалась темницами одного Рима но переходила из города в город, из страны в страну - доставляла узникам пищу, одежду, омывала их раны, просила темничных стражей, чтобы они освобождали страдальцев от железных оков, натиравших им раны, и за это платила им большие деньги. За все эти подвиги человеколюбия и присвоено ей наименование Узорешительницы. Один раз, придя в темницу к узникам, которым она служила еще накануне, она не нашла их на месте, так как ночью все они были казнены, и горько заплакала. Заключив из этого, что и она христианка, ее взяли и представили на суд к правителю. Употреблены были все меры, чтобы склонить ее к отречению от веры, но все они остались безуспешными. Тогда присуждена была ей страшная казнь: привязать к четырем столбам, под ними развести огонь и сжечь живую; но прежде чем разгорелось пламя, она скончалась (около 304 г., память ее 22 декабря).

 

Великомученица Екатерина и царица Августа

Святая великомученица Екатерина родилась в Александрии, происходила из знатного рода и отличалась мудростию и красотою.

Многие богатые князья искали руки ее. Мать и родные уговаривали ее вступить в супружество, чтобы богатство отца ее не перешло в чужие руки. Но она отказывала женихам и говорила близким своим: "Если хотите, чтобы я вышла замуж, то найдите мне юношу, который был бы мне равен по красоте и учености". Один старец-пустынник, человек светлого ума и праведной жизни, сказал ей: "Я знаю одного Чудного Отрока, Который превосходит тебя во всех твоих дарованиях, нет Ему подобного". В заключение беседы он дал ей икону Пресвятой Девы с Божественным Младенцем. После сего ночью в легком сне представилось ей, что Царица Небесная, окруженная ангелами, стоит пред ней и держит на руках Младенца, и от Него исходили как бы солнечные лучи. Но напрасно старалась Екатерина взглянуть в лицо Младенца. Он отворачивал от нее Свой светлый лик. "Не презирай Твоего создания, - говорила Божия Матерь, - скажи ей, что должна она делать, чтобы насладиться славы Твоей и увидеть светлое Твое лицо". "Пусть идет она к старцу, - отвечал Младенец, - и узнает от него, что ей должно делать".

Чудный сон глубоко поразил девушку. Как только настало утро, она пошла к старцу, упала к ногам и просила его помощи и совета. Старец подробно объяснил ей истинную веру; говорил ей о блаженстве райском, о погибели грешников. Мудрая дева смирилась и, уверовав всем сердцем, приняла святое крещение.

Екатерина возвратилась домой, обновившись душой; долго молилась она, много плакала и заснула посреди молитвы своей; и вот она снова увидела во сне Матерь Божию, но теперь лицо Божественного Младенца обратилось к ней: Он кротко и милостиво взирал на девицу. Пресвятая Дева взяла правую руку девицы. Божественный Младенец надел ей чудный перстень и сказал ей: "Не знай жениха земного". Екатерина проснулась с неизъяснимою радостию в сердце.

В то время прибыл в Александрию Максимин, соправитель императора Диоклетиана. Он разослал вестников по всем городам, сзывая народ на языческий праздник. Екатерина скорбела о таком безумстве царя и народа. Когда настал день праздника, она пошла в храм и безбоязненно сказала царю: "Не стыдно ли тебе, царь, молиться мерзким идолам! Познай истинного Бога безначального и бесконечного; Им цари царствуют и мир стоит. Он сошел на землю и сделался Сам человеком для спасения нашего". Максимин заключил ее в темницу за неуважение к богам. Затем он велел собрать ученых, чтобы разубедить девицу, но они не могли противостоять ей в слове и признали себя побежденными. Царь не оставлял однако намерения убедить Екатерину и старался прельстить ее дарами и обещаниями почестей и славы. Но Екатерина отвечала, что одежда мученицы для нее краше царской багряницы.

Между тем Максимин по делам удалился из города. Царица Августа, жена его, много слышавшая о дивной красоте и мудрости Екатерины, пожелала видеть ее и, по ее убеждению, приняла веру христианскую.

Когда царь возвратился, то снова послал за Екатериной. Твердость святой исповедницы снова возбудила его злобу; он велел принести колесо с острыми зубцами и грозил привязать ее к этому страшному орудию казни; но и угрозы не устрашили Екатерину. Тогда царь велел предать ее этой ужасной казни, но едва только началось мучение, как невидимая сила сокрушила орудие муки, и святая Екатерина стала невредима.

Царица Августа, услышав о случившемся, вышла из дворца своего и стала укорять мужа, как он смеет бороться с Самим Богом. Царь страшно разгневался и повелел умертвить жену свою.

На другой день царь в последний раз призвал Екатерину и склонял ее к замужеству, но и это было напрасно. Видя тщету усилий своих, царь велел предать ее смерти, и воин отсек ей голову (память ее 24 ноября).

 

Великомученица Варвара и мученица Иулиания

Святая великомученица Варвара родилась в Илиополе Финикийском. Отличаясь дивною красотою, по желанию отца своего Диоскора она жила вдали от родных и сверстниц, с одною наставницею и несколькими рабынями в башне, которую отец нарочно для нее построил. Башня эта стояла на высокой горе, с которой открывался прекрасный вид на далекое пространство. "Кто сотворил все это?" - спросила она у своей наставницы. "Наши боги", - отвечала та. Святая Варвара не удовлетворилась этим ответом. После долгого собственного размышления об этом она пришла к мысли об едином Творце мира, неизъяснимая радость наполнила ее душу: свет благодати коснулся ее, чрез творение она познала Творца.

С этой поры желание Варвары было устремлено к тому, где бы и как принять истинное учение о Боге и Его святой воле. Отец ее отправился на время в другую страну. Получив в отсутствие его большую свободу, Варвара имела случай встретиться с некоторыми из жен-христианок, вступила с ними в беседу, и от них узнала то, чего жаждала душа ее. С неизреченною радостию приняла она святое крещение. Но вот отец ее возвратился и узнал, что дочь, его, так тщательно им укрываемая, приняла христианство. Страшен был гнев его; он подверг ее жестоким истязаниям, потом на несколько дней запер в темную комнату; но видя, что угрозы и наказания его остаются бесполезными, еще более ожесточился и решился наконец отвести ее к начальнику той страны, по имени Мартиану.

Мартиан сначала хотел подействовать на нее ласковым обращением, стал хвалить красоту ее и увещевал ее не уклоняться от древних отеческих обычаев, не раздражать отца непокорством. На это святая Варвара отвечала исповеданием и прославлением имени Христа, Который был ей дороже всех благ и радостей мирских. Убедившись, что увещания бесполезны, Мартиан велел бить ее воловьими жилами. Долго мучили ее, но ничем не могли поколебать ее твердой веры. Томили ее в темнице, и это оказалось напрасным. Тогда она присуждена была к смертной казни, и сам Диоскор отсек ей голову (около 304 г.) [47].

Твердость святой Варвары в исповедании веры так подействовала на одну христианку по имени Иулиания, что она решилась разделить с нею скорби, и заключение, и истязания на суде, и мученическую смерть (память их 4 декабря).

При такой твердости в перенесении страданий, какую показывали святые мученики и мученицы, гонения со стороны язычников не только не уничтожили Церкви, напротив, еще способствовали ее распространению. На место пострадавших являлись новые исповедники Христовы. Случались обращения в самой претории, как скоро являлись туда святые исповедники. "Кровь мучеников есть семя христиан", - сказал один из церковных учителей. Гонения способствовали распространению христианства тем еще, что рассеивавшиеся по причине их христиане, куда ни приходили, всюду насаждали семена веры. Гонения держали верующих на страже веры и Церкви в непрестанной бодрости, способствовали к возбуждению духа веры и взаимной любви и к очищению Церкви от людей слабых и недостойных быть ее членами (очищали золото от примесей).

 

22. Апологеты

Со II века появляются в Церкви апологеты, или защитники христианской веры. Одни из них подавали свои апологии императорам и правителям Римской империи, желая расположить их в пользу христиан. Другие писали в защиту христианской веры против нападений на христианство со стороны языческой философии и вообще язычества. Наиболее известные из апологетов: Кодрат, епископ Афинский, философ Аристид, святой Иустин Философ, Мелитон, епископ Сардийский, Афинагор, Тертуллиан, пресвитер карфагенский, Минуций Феликс, философ Ермий и учители Александрийской школы Климент и Ориген.

Ориген в особенности прославился необыкновенными дарованиями и колоссальными трудами. Получив первоначальное образование под руководством своего отца Леонида, он в детских годах удивлял его глубокими вопросами о внутреннем смысле Священного Писания. Восемнадцати лет от роду он уже был начальником александрийского училища и руководителем великой борьбы, которую вела эта знаменитая школа с учеными представителями язычества. Как апологет, он известен замечательным трудом "Шесть книг против Цельса" - одного из самых злых врагов христианства. Обладая всестороннею ученостью, Ориген писал сочинения и по другим отраслям богословской науки. Древние приписывали ему до 6 000 сочинений и усвоили название "адамантовый", т. е. "алмазный". В особенности уважаются труды его по изъяснению Священного Писания. Впрочем, слава этого великого человека отчасти затемнена некоторыми крайностями, которые допускал он в своих взглядах (мнение о предсуществовании душ, об одновременном падении их, о прекращении вечных мук и прощении диавола).

 

23. Обращение Константина Великого

Император Константин Великий был сыном Констанция Хлора, управляющего западною частию Римской империи (Галлией и Британией), и святой равноапостольной Елены. По желанию императора Диоклетиана он в юных годах (18 лет) был взят от родителей в качестве заложника и жил при дворе его в Никомидии. Когда Диоклетиан отказался от престола, Константин возвратился в Галлию и в 306 году (по смерти императора Констанция) был провозглашен императором.

К принятию христианства он был предрасположен своею матерью. Отец его, хотя был язычник, но покровительствовал христианам, видя, что христиане - верные слуги и честные граждане. При дворе Диоклетиана в то время, когда еще он не был гонителем Церкви, были христиане в разных должностях, и Константин имел много случаев удостовериться в их честности и преданности долгу. Затем он видел ужасы гонения и необыкновенную твердость исповедников Христовых, и это также предрасположило его в их пользу [48].

По характеру своему деятельный, воинственный, всеми доступный и щедрый, при дальновидном и проницательном уме, Константин являет черты гения мирового, и не напрасно был избран Промыслом для совершения величайшего переворота в империи и во всем мире.

Император Константин в свое царствование боролся в особенности с тремя врагами и во время этой борьбы постепенно, но решительно склонился к принятию святой веры.

В 308 году он счастливо вышел из борьбы с императором Максимианом Геркулом и поспешил выразить свою благодарность божеству богатыми жертвами в храме Аполлона. В этом обнаружилась господствующая черта в характере Константина: хотя он оставался еще язычником, но был человек набожный и причину своих успехов относил к помощи свыше.

В 312 году возникла новая война императора Константина с кесарем Максентием, сыном Максимиана. Во время этой войны, незадолго до решительной битвы, в полуденные часы, когда солнце уже начало склоняться к западу, Константин собственными глазами увидел на небе составившееся из света знамение креста с надписью: "Сим побеждай". Ночью в сновидении Господь явился ему с тем же знамением креста и сказал, что этим знамением он победит врага. Одержав победу над Максентием, Константин торжественно вошел в Рим и здесь на площади велел поставить свою статую с крестом в правой руке и с надписью: "Этим спасительным знаменем я спас город от ига тирана". После этой победы император Константин вместе с зятем своим Ликинием издал в Милане первый манифест, дозволявший всем без стеснения принимать христианство. Вторым манифестом, подписанным им же в 313 году, предписывалось возвратить христианам места богослужебных собраний и все недвижимые имущества, отнятые во время гонений.

Между тем дружеские отношения императоров Константина и Ликиния мало-помалу расстраивались и перешли в открытую борьбу. Эта борьба должна была решить судьбу христианства в римской империи, потому что Ликиний, подозревая восточных христиан в большей привязанности к Константину, чем к нему, стал сначала стеснять их, а потом перешел и к открытому на них гонению, а Константин явно покровительствовал христианам. Оба императора готовились к решительной борьбе, каждый сообразно с своею верою. Оракулы предвещали победу Ликинию; христиане молились за Константина. Бог даровал победу Константину (в битве при Адрианополе в 323 г). Ликиний лишился престола и жизни. Константин сделался единодержавным, и христианство восторжествовало.

Император Константин всю свою жизнь посвятил благу Церкви и сделал столько добра ей, что заслужил наименование равноапостольного. С его времени государственные учреждения, законы, военная служба ведут свое дело в зависимости от тех требований, которые заключаются в христианстве.

Как частные меры и действия императора Константина в пользу христианства, кроме вышеозначенных эдиктов, в порядке времени можно указать следующие: он прекратил языческие игры (314 г.), освободил духовенство от гражданских должностей и церковные земли от общих повинностей (313-315 гг.), отменил казнь чрез распятие и издал строгий закон против иудеев, восставших на Церковь (315 г.), дозволил совершать освобождение рабов при церквах без особых формальностей, которые были очень затруднительны при совершении этого дела в гражданских судах (316 г.), запретил частным лицам приносить жертвы идолам и обращаться к гаданиям у себя на дому, оставив это право только обществам (319 г.), повелел по всей империи праздновать воскресный день (321 г.), отменил законы, бывшие у римлян, против безбрачия (в ограждение христианских девственников и девственниц) и предоставил Церкви право получать имущества по завещаниям; допустил христиан к занятию высших государственных должностей; приказал строить христианские храмы и запретил вносить в них, по обычаю, существовавшему в языческих капищах, императорские статуи и изображения (325 г.).

Более всего император Константин встречал противодействие себе в Риме, где в особенности сильна была языческая партия. Это противодействие язычников, обнаружившееся в особенности во время празднования Константином двадцатилетия своего царствования, охладило его к прежней столице государства. Наконец он совершенно оставил Рим, основал себе новую, собственно христианскую столицу на берегах Босфора и пригласил христианских епископов торжественно освятить ее. Вместо языческих капищ в этой новой столице империи, Константинополе, стали воздвигать христианские храмы, вместо языческих богов и богинь ставить священные изображения.

Со времени Константина Иерусалим опять стал называться этим именем, вместо названия Элия Капитолина, данного ему при Адриане.

Мать Константина, святая царица Елена, по его поручению отправилась в Палестину. Здесь она обрела крест Господень, устроила храмы на Голгофе, на Елеонской горе, в Вифлееме и в Хевроне у дуба Мамврийского.

Император Константин с живым вниманием относился к волнениям, какие возбуждали в Церкви раскол донатистов и особенно ересь Ария, и всячески старался о примирении разделенных. Одна из великих заслуг Константина - созвание первого Вселенского собора.

Преданный всею душою Церкви, Константин, однако, по обычаю того времени до последних дней жизни отлагал принятие крещения. Когда же почувствовал предсмертную болезнь, то с благоговением принял это великое таинство и мирно, среди молитвы, скончался 21 мая 337 года. История усвоила ему имя Великого, Церковь за великие заслуги, оказанные им, именует его равноапостольным.

 

24. Последняя борьба язычества с христианством в Римской империи и окончательное торжество христианства над язычеством

Несмотря на благие меры императора Константина в пользу Церкви, язычество еще было сильно в Римской империи. Сыновья Константина - Константин II, Констант и Констанций не имели его такта и искусства в управлении империей и раздражали языческую партию. Язычники успели подготовиться к борьбе с христианством и нашли себе орудие и руководителя в лице императора Юлиана.

Юлиан - сын Юлия Константа, брата Константина Великого. Боковые линии царского рода не пользовались расположением войска, которое после смерти Константина объявило, что империею должны управлять только его прямые наследники. Впоследствии отец и некоторые родственники Юлиана были умерщвлены если не с согласия, то и не без ведома императора Констанция. Юлиан же с братом Галлом был удален в уединенное поместье близ Кесприи Каппадокийской. В этой мрачной истории детства Юлиана лежит первая причина его нерасположения к христианам. Воспитание в уединении, вдали от двора, предназначение к духовному званию (с целью чрез это заградить путь к престолу), вредное влияние арианских учителей усилили в Юлиане это неприязненное расположение. Языческая партия приметила удобное для себя орудие, вошла с ним в тайные сношения и сумела разжечь искру вражды в пламя. Ему постарались раскрыть мифы язычества в самом привлекательном виде и, подстрекая самолюбие, уверили его, что он призван богами возвратить древней религии силу и блеск. Впоследствии Юлиан был возвращен ко двору с титулом кесаря, и ему дозволено было продолжать свое образование в Никомидии и Афинах. Здесь для языческих риторов и софистов открылась полная возможность действовать на Юлиана в желательном для них направлении. Преданный уже всем сердцем язычеству, Юлиан, однако же, должен был хитрить и притворяться, чтобы не возбудить подозрений Констанция, а это еще сильнее разжигало его ненависть к христианству. В 361 г. Юлиан, начальствуя войсками в Галлии, возмутился против Констанция, овладел престолом и открыто объявил себя язычником.

Император Юлиан обладал замечательными способностями, отличался как храбрый полководец, неутомимый в трудах, и мог быть хорошим правителем, если бы не был увлекаем враждою к христианам. Эта вражда портила его характер и приводила его к действиям безрассудным. Под мнимою добросовестностью он скрывал бессердечное коварство, под показною терпимостью - глубоко затаенную злобу.

В начале своего правления Юлиан вызвал из заточения православных епископов, сосланных арианином Констанцием, и оставил арианских епископов при их местах. Предоставляя тем и другим свободу действий, он рассчитывал, что среди борьбы и раздоров падет христианство. Он запретил в христианских школах объяснять древних поэтов и философов под тем предлогом, будто бы этим оскорбляются боги, воспетые и прославленные в их произведениях; ввел в войсках знамена с изображением богов и разные языческие церемонии; велел окроплять идоложертвенною кровию съестные припасы, продаваемые на рынках; запретил верующим именоваться христианами и для унижения их дал им новое название "галилеяне". В то же время перенимал многие обычаи у христиан и старался прививать к язычеству, например, велел жрецам объяснять мифы народу, учредил при капищах странноприимницы и другие благотворительные заведения, отличал жрецов почестями и требовал от них строгой жизни.

От этих коварных средств Юлиан мало-помалу перешел к явным мерам насилия: повелел, чтобы христиане возвратили язычникам те места, где стояли капища, и на их средства восстанавливал эти капища; лишал христиан должностей и имений; в спорах и тяжбах христиан с язычниками всегда были правы у него последние. Для того, чтобы оскорбить христианское чувство, Юлиан дал иудеям дозволение и средства восстановить храм в Иерусалиме. Наконец, задумав поход в Персию, объявил, что если боги дадут ему победу, то он истребит христианство. Христиане с ужасом ожидали возвращения времен Нерона, Декия и Диоклетиана.

Однако все усилия Юлиана восстановить язычество были безуспешны. Жрецы не исполняли требований Юлиана, и вместо них ему самому приходилось говорить проповеди. Христиане же твердо переносили оскорбления и притеснения Юлиана и старались расстроить его коварные замыслы. Наконец сила Божия явно обнаружилась в защиту и ограждение святой веры. По свидетельству не только христианских, но и языческих писателей, землетрясение и клубы огня, вырывавшиеся из-под земли, заставили прекратить затеянное Юлианом восстановление иерусалимского храма. Даже те камни, которые сохранялись в глубине земли от прежнего храма, были выброшены, так что в полном смысле не осталось здесь камня на камне. Враг христианства должен был сам сознаться в своем бессилии, но не раскаялся в своей злобе. В сражении с персами стрела неприятельская поразила Юлиана. Изнемогая в смертных муках, он с горечью воскликнул: "Ты победил меня, Галилеянин!"

Преемники Юлиана уже согласно заботились об утверждении христианства во всей империи. При императоре Валентиниане, управлявшем западною половиною империи (364-375 гг.), язычество называлось уже верою поселян. Сын его Грациан (375-383 гг.) по настоянию святого Амвросия, епископа Медиоланского, сложил с себя титул верховного первосвященника, который еще до сих пор носили римские императоры, велел вынести из сената статую Виктории (победы), лишил языческих жрецов казенного содержания, отменил их привилегии и погасил так называемый священный огонь весталок. На востоке император Феодосий I (379-395 гг.) разрушил языческие храмы (между прочими храм Сераписа в Александрии, причем язычники ожидали кончины века) и издал закон, по которому идолослужение было отнесено к числу самых тяжких уголовных преступлений (наравне с оскорблением царского величества). Язычество, впрочем, еще гнездилось в некоторых местах и находило опору в афинской школе неоплатоников. Император Юстиниан (527-566 гг.) закрыл эту школу и тем нанес язычеству в Римской империи последний удар.

 
ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД


dr68smi14.html,  (04нбр04),  25дек06
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
НАВЕРХ