История Христианской Православной Церкви (15)  [25дек06] о. Петр Смирнов

ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД

61. Святители Димитрий Ростовский, Митрофан и Тихон Воронежские, Феодосий Черниговский, Иоасаф Белгородский, преподобный Серафим, подвижник Саровский

За последние два века, кроме святителя Иннокентия, епископа Иркутского, святостью жизни в особенности прославлены Димитрий, митрополит Ростовский, Митрофан и Тихон, епископы Воронежские, Феодосии, епископ Белгородский, и преподобный Серафим, подвижник Саровский.

Святитель Дмитрий, сын сотника Саввы Туптало, родился в Малороссии в 1651 году и учился в Киевской академии, но по случаю военных тревог должен был оставить ее и уже сам доканчивал свое образование. Приняв пострижение в иночество в одном из черниговских монастырей, он вскоре был замечен архиепископом Лазарем Барановичем, который поручил ему преподавать в своем кафедральном соборе, а через два года после сего он уже так прославился своими проповедями, что Литва и Малороссия спорили о нем, приглашая его к себе в проповедники. На 33-м году жизни святой Димитрий приступил к бессмертному своему труду - составлению Четьих Миней (житий святых на каждый день месяца для чтения в церкви и на дому), которым неуклонно с необыкновенной энергией занимался целых двадцать лет, с 1684 по 1704 год. Оканчивая свой колоссальный труд, он уже занимал кафедру Ростовского митрополита. Здесь доблестный святитель выступил на борьбу с расколом и написал капитальное исследование о главных раскольничьих сектах под заглавием "Розыск о брынской вере". Семь лет архипастырского его служения в Ростове с 1702 по 1709 год представляют непрерывный ряд трудов на пользу пастве: он объезжал свою епархию из края в край и везде учил и проповедовал. Скорбя о недостаточном просвещении паствы и священников, он устроил в Ростове на свои средства училище и был, как отец, близок к своим воспитанникам, которые часто собирались вокруг него и пели составленные им духовные канты. О многих из этих возвышенных песней святителя Димитрия ("Иисусе мой прелюбезный", "Вопию к Богу в беде моей", и др.) до сих пор сохраняется память в народе. В 1709 году великий подвижник науки и благополучия скончался во время келейной своей молитвы (его нашли коленопреклонно упавшим пред иконой Спасителя), а через 43 года, в 1752 году обретены были его нетленные мощи, и он причтен к лику святых [83].

Святитель Митрофан - первый по открытии епархии Воронежский епископ. В жизни его в особенности замечательны отношения к преобразованию России. Тогда как многие с недовольством смотрели на старания Петра I вывести Россию из ее замкнутости и сблизить с Европой, святитель Митрофан открыто сочувствовал благим его мерам. Прославляя Петра за намерение завести флот и за войну с Турцией, он пожертвовал ему все сбережения от архиерейских доходов (до 6000 рублей) и затем постоянно отсылал ему новые сбережения с надписью: "На ратных". Но, выражая такое живое и деятельное сочувствие делу Петра, святитель смело предостерегал его от опасных увлечений. Один раз, потребованный Петром, святитель отказался войти в его дворец, потому что перед воротами и на дворе его были поставлены статуи языческих божеств. Услышав, что царь сильно разгневался на него, святитель стал готовиться к смерти. Дело окончилось тем, что Петр I уступил ему и приказал убрать статуи и, по кончине святителя 23 ноября 1703 года, плакал о нем и сам нес его гроб до могилы. Нетленные мощи святителя Митрофана открыты в 1831 году, а в следующем году он торжественно причтен был к лику святых.

Святитель Тихон (в миру Тимофей) родился в 1724 году от беднейшего причетника села Короцка (в пределах нынешнего Валдайского уезда) и вскоре по рождении лишился своего родителя. Детство и отрочество его прошли среди ужасающей нищеты: иногда целый день приходилось ему работать у поселян только ради куска хлеба. Едва избегнув разбора (для отдачи в военное звание), среди великой нужды учился он потом в Новгородской семинарии, в которой после был наставником. Некоторые особенные обстоятельства (чудесное спасение от смертной опасности, чудные видения) расположили его к принятию иночества, к которому давно стремился, и, наконец, по явному указанию свыше, он был избран в епископа. Около двух лет, в 1761-1763 годах, он был викарием в Новгороде и около четырех, с 1763 по 1767 год, на самостоятельной кафедре в Воронеже. Во все это время он ревностно проповедовал и побуждал к тому же подчиненных ему священников, в Воронеже от времени язычества соблюдался праздник в честь Ярила, соединенный со множеством разных бесчинств. Один раз святитель неожиданно явился на народную площадь среди самого разгара веселья и начинает обличительное слово, которое так подействовало, что праздник более уже не возобновлялся. Усиленные труды расстроили его здоровье. Он испросил увольнение от должности и последние 16 лет жизни провел на покое, в Задонском монастыре. Все время дня, за исключением 4-5 часов тревожного отдыха, у него посвящалось молитве, чтению слова Божия, делам благотворительности и составлению душеполезных сочинений. Ежедневно бывал он в храме. Дома, кроме обычных часов его молитвы, часто падал на колени и ниц и, обливаясь слезами, как бы самый тяжкий грешник, взывал: "Господи, пощади, Господи, помилуй!" Непременно каждый день он читал по несколько глав из Священного Писания и в дорогу никогда не ездил без маленькой Псалтири. Вся его 400-рублевая пенсия шла на благотворения, и сюда же обращалось все, что получал он в дар от знакомых. Часто в простой монашеской одежде он отправлялся в ближайший город (Елец) и посещал заключенных в тамошней тюрьме, утешал их, располагал к покаянию и затем оделял милостыней. Сам он был в высшей степени нестяжателен, жил среди самой простой и бедной обстановки. Садясь за скудный стол, он часто вспоминал о бедняках, не имеющих такого, как он, пропитания, и начинал себя упрекать за то, что, по его рассуждению, мало потрудился для Церкви, и горькие слезы текли из глаз его. По природе горячий и вспыльчивый, он был удивительно кроток и незлоблив: до земли кланялся келейнику, прося прощения за какое-либо слово, показавшееся тому обидным, и старался всегда платить добром, когда кто сделал ему какое-либо оскорбление. Раз в доме знакомого он вступил в беседу с одним дворянином-вольтерьянцем и кротко, но так сильно во всем опровергал безбожника, что гордый человек не вытерпел и, забывшись, ударил святителя в щеку. Святой Тихон бросился к нему в ноги, прося прощения за то, что привел его в раздражение. Этот подвиг незлобливого смирения так подействовал на дерзкого оскорбителя, что тот обратился к вере и после был добрым христианином. Особенно святитель любил беседовать с простым народом, утешал его в тяжкой доле, помогал разоренным. Из монастырской слободы ходили к нему дети: он учил их молитвам, а после беседы оделял деньгами. Блаженная кончина святителя Тихона последовала 13 августа 1783 года; через 63 года открыты нетленные мощи его, а в 1861 году (через 78 лет по кончине) он торжественно причтен к лику святых угодников [84].

Святитель Феодосий, сын священника Никиты и Марии, имевших дворянское достоинство, родился около 1630 года. Получив тщательное семейное воспитание, учился в Киево-Братской школе и тотчас по окончании учения принял иночество. Подвизался в батуринском Крупицком монастыре и около 17-ти лет, в 1664-1681 годах, был игуменом киевского Выдубицкого монастыря. Пользовался особым расположением и доверием знаменитого в истории деятеля архиепископа Лазаря Барановича и заведовал делами Киевской митрополии в качестве его наместника. В 1688 году назначен был архимандритом черниговского Елецкого монастыря и через четыре года был преемником Лазаря на Черниговской кафедре. С раннего возраста святитель отличался терпением, смирением, воздержанием, трудолюбием, и еще при жизни его сложилось общее убеждение, что этот муж праведный и святой, а затем вскоре по кончине его стали являться чудеса и знамения, и обнаружилось нетление святых его мощей. Силу молитвенного предстательства святителя Феодосия пред Богом испытал преемник его по кафедре архиепископ Иоанн Максимович, который, в благодарность за полученное им по молитвам святителя исцеление от тяжелой и опасной болезни, устроил пещеру для хранения его мощей. Явные поразительные чудеса совершались при торжественном их открытии в 1896 году, совершаются и до настоящего времени.

Преподобный Серафим, в миру Прохор, родился в Курске в 1759 году в благочестивой купеческой семье Мошниных, трех лет лишился родителя и воспитался под особым влиянием своей матери, женщины высоких нравственных правил, в особенности отличавшейся благотворениями бедным невестам, которых, снабжая приданым, она устраивала в замужество. С юных лет особенная милость Господня хранила своего избранника: быв семи лет, он поднялся с матерью на строившуюся высокую колокольню нынешнего в Курске кафедрального собора, упал со стен ее на землю и остался цел и невредим; десяти лет отрок Прохор чудесно, милостью Богоматери, был исцелен от опасной болезни. С юных лет он почувствовал особенную любовь к жизни иноков. Семнадцати лет он берет увольнение от общества и отправляется на богомолье в Киев. Здесь от старца схимника получает указание идти в Саров. Саровская пустынь, основанная в половине XVII столетия на границе нынешних Тамбовской и Нижегородской губерний и уже прославленная подвигами своих настоятелей и иноков, представляла особенные удобства для жизни подвижнической и давала образцы ее в разных родах. 20 ноября 1778 года, накануне праздника Введения во храм Богоматери, благочестивый юноша Прохор вступил во врата обители. Восемь лет с глубоким смирением и беспрекословным послушанием он нес искус иноческий в разных послушаниях, в то же время просвещал свою душу ежедневным чтением Евангелия, других священных книг и творений отеческих, упражнял себя в подвигах усиленного поста, долговременной усердной молитвы, внимал наставлениям подвижников. При пострижении дано ему имя Серафим (пламенный), вполне отвечавшее настроению души его; через два месяца после этого посвящен он в иеродиакона, а через пять лет в иеромонаха. Чудные видения при благоговейном исполнении служб, в особенности литургии, воскрыляли его мысль и воспламеняли сердце, и через два года по принятии священства он решается, с благословения настоятеля обители, на подвиг уединенной, отшельнической жизни. Сначала поселяется он в так называемой дальней пустыне в 5 верстах от обители. Здесь он сам собирал и носил дрова для отопления келлии, сам насаждал и возделывал огород для произращения овощей, какими питался, но главным занятием его было чтение слова Божия, непрестанная молитва, благочестивые размышления. Случалось, что во время работы, занятый богословием, подвижник погружался в такое глубокое созерцание тайн духовных, что орудия, при помощи коих он работал, падали из рук его, и в его взоре, устремленном к небу, выражалось необыкновенно светлое, неземное настроение. Нередко он претерпевал страшные искушения, но препобеждал их молитвой и терпением. В отражение одного из таких искушений он предпринял подвиг столпника и тысячу суток молитвенно стоял с воздетыми к небу руками на камне днем в келлии, ночью вне ее. Под конец десятилетия пустынной жизни священноинок Серафим потерпел жестокое избиение от разбойников, искавших у него денег, и для излечения ран должен был возвратиться в обитель. Получив чудесное исцеление от ран, он опять ушел в свою дальнюю пустыню и наложил на себя обет молчальника, которой продолжал и в обители, по вторичном возвращении в нее, состоявшемся по желанию настоятеля и старшей братии. В стенах обители он предпринял новый подвиг - затворничества, который закончился после видимого явления ему Богоматери, повелевшей ему отворить двери келлии и принять подвиг старчества; тогда пошли к нему тысячи народа, чтобы получить от него совет, наставление, благословляющие плоды его собственного целожизненного назидания в вере и благочестии, преподобный Серафим делил время между пребыванием в келлии обители и путешествиями в так называемую ближнюю пустынь, отстоящую от обители на расстоянии около 2-х верст. Недалеко от этой ближней пустыни ископан им колодец, вода которого являет, по молитвам угодника Божия, особенные целебные свойства и действия. Кончина блаженного старца в коленопреклоненном положении перед иконой Божией Матери, именуемой "Умиление", достойно заключила его жизнь, от первых лет детства до последнего дня преклонной старости всецело посвященную на служение Богу и ближнему. Славу Сарова по отношению к новоявленному чудотворцу преподобному Серафиму разделяет Дивеевская женская обитель, находящаяся в 12 верстах от Сарова. Дивеевская обитель была предметом особенной отеческой заботы преподобного Серафима во все время его подвижнической жизни и особенно в последние годы, когда он вступил на подвиг старца - всенародного учителя. Торжественное прославление преподобного Серафима совершено в 1903 году 19 июля.

Святитель Иоасаф Белгородский, в миру Иоаким, родился 8 сентября 1705 года и происходил из известного малороссийского рода Горленко.

Родители предназначали его для мирской жизни, надеясь видеть в нем наследника своего богатого состояния, своего звания и значения. На восьмом году они отправили мальчика в Киев, куда богатое дворянство малороссийское посылало своих детей в учрежденную там знаменитым митрополитом Петром Могилой академию. Расставшись с сыном, родители сильно тосковали о нем, и вот его отцу было замечательное видение, в котором ему была открыта будущая судьба его сына. Однажды, задумавшись о сыне, Горленко сидел вечером на крыльце. Солнце уже заходило. Посмотрев на запад, он увидел Богоматерь, стоявшую на воздухе, и сына своего Иоакима, в молитве припавшего к Ее ногам. Богоматерь сказала отроку: "Довлеет ли молитва твоя?" - и тогда слетел ангел и накинул на мальчика святительскую мантию... Горленко пошел рассказать об этом видении своей жене, но, не дойдя до нее, все забыл, и с совершенной ясностью вспомнил об этом видении лишь через много лет, по смерти сына.

Жизнь в Киеве, среди множества святынь, и духовное, получавшееся им образование укрепили в молодом Горленко религиозное настроение, и на восемнадцатом году он, тайно от родителей, удалился в киевский Межигорский монастырь. Здесь он проводил целый год искус, полагающихся перед пострижением. На двадцатом году в пещерном храме Межигорского монастыря Иоаким пострижен в рясофор с именем Илариона. Тогда-то доверенный слуга отправился в имение его родителей и объявил, что сын их, теперь инок Иларион, просит их благословения и прощения за ослушание. Со слезами и великой грустью родители, приняли эту весть, но простили сына и послали ему благословение. Еще два года провел новоначальный инок в Межигорской обители, а затем его вызвали в Киево-Братский монастырь, при котором была академия, и тут 20 ноября 1727 года, на праздник Введения Пресвятой Богородицы, он пострижен был в мантию с имением Иоасафа.

Затем Иоасаф занял должность учителя при академии, а в 1737 году назначен игуменом Лубенского монастыря. Здесь он много потрудился над благоустроением обители, за год перед тем сильно пострадавшей от пожара. Отсюда он был назначен архимандритом Троице-Сергиевой Лавры, а затем в 1748 году епископом Белгородским. Обширная Белгородская епархия, насчитывавшая свыше 1000 церквей, обнимала теперешнюю Курскую и Харьковскую епархии и была неустроена. Слабый здоровьем, но могучий духом, святитель деятельно принялся за устроение ее, очень часто предпринимал путешествия для обозрения церквей, старался поднять образование и нравственность духовенства, искоренить в народе суеверия и другие пороки. Вместе с тем он отстаивал духовенство от несправедливости и притеснений. Милосердие было отличительной чертой святителя Иоасафа. Доходы своей богатой кафедры он раздавал бедным. Перед великими праздниками святитель отправлял к бедным доверенного келейника с деньгами и платьем. Келейник не должен был входить к ним, но, сложив принесенное у двери или окна и стуком обратив на то внимание хозяев, поскорее отходить, прежде чем его заметили. Во. время болезни этого келейника святитель, тайно выбравшись из своего дома, сам разносил милостыню по городу. Постоянно держа в памяти час смертный, святитель со слезами готовился к нему. Входя к нему утром и вечером келейник заставал его молящимся. При бое часов святитель произносил особую молитву, которую сам составил. Она называется молитвой святителя Иоасафа Белгородского.

За полгода до кончины святитель поехал на родину. Он неоднократно повторял, что уже не вернется в Белгород и трогательно простился с паствой, прося у всех прощения и разрешения тех, кто его обидел.

И действительно, на возвратном пути, в селе (ныне город) Грайвороне, святитель занемог и после двухмесячных страданий почил 10 декабря 1754 года, 49 лет от роду. Тело его перевезено было в Белгород и в ожидании погребения находилось в кафедральном соборе свыше двух месяцев - до 24 февраля 1755 года, не обнаруживая никаких признаков тления. Прошло два года после смерти его, и несколько человек соборного причта, уверенные в праведности святителя, потихоньку открыли помещавшийся в соборном склепе его гроб. Хотя в воздухе склепа было сыро, тело святителя, лицо, одежда, гроб - все найдено было совершенно целым, без признаков тления. Быстро распространился о том слух, к могиле святителя стали собираться больные, произошло много случаев исцелений. Многие и поразительные исцеления и чудеса совершались при гробнице его и в последующие годы и, в особенности, при открытии и прославлении святых мощей его - 4 сентября 1911 года.

Кроме этих прославленных Церковью святых, известны по своей подвижнической жизни архимандрит Паисий Величковский [85], архиепископы Тобольский Варлаам (Петров), Софроний Иркутский, митрополит Иона, бывший экзарх Грузии, Антоний, архиепископ Воронежский, митрополит Санкт-Петербургский Гавриил и др. И в последнее время Российская Церковь имела замечательных подвижников благочестия в лице Московских митрополитов Платона и Филарета и Киевских - Филарета, Филофея, Иоанникия, архиепископов Антония Казанского, Леонида Ярославского, Димитрия и Никанора Херсонских, Иосифа Воронежского, Алексия Литовского, епископов - Иннокентия Пензенского, Питирима Тамбовского и Феофана, более двадцати лет подвизавшегося в затворе, старца Амвросия Оптинского, протоирея Иоанна Сергиева (Кронштадтского) и многих других. Из женщин святостью жизни в особенности прославилась блаженная Ксения, подвизавшаяся в Петербурге.

 

62. Замечательные деятели в истории Русской Церкви и двигатели богословской науки за последние два века

Назовем архипастырей, в последние два века имевших наибольшее влияние на дела Церкви и прославившихся своими проповедническими и учено-богословскими трудами.

Стефан Яворский. Уроженец Волыни (местечка Явор), воспитанник Киевской академии, через 10 лет по принятии монашества он на 42-м году жизни был предназначен на Переяславскую епископию и прислан в Москву для посвящения; но император Петр I, заметив его высокие дарования, пожелал его иметь поближе в Москве и указал поставить митрополитом в Рязань, что и случилось в 1700 году. К концу того же года митрополит Стефан был назначен местоблюстителем патриаршего престола, а по учреждении Святейшего Синода - президентом его. Поэтому более двадцати лет он принимал самое живое и близкое участие в делах Церкви в трудную эпоху петровской реформы. В то время в высшие слои русского общества стали проникать протестантские идеи и, при скудости религиозного образования, многих совращали к маловерию и вольнодумству. Стефан деятельно боролся против этого наплыва протестантских идей, и памятником этой борьбы осталось знаменитое его сочинение "Камень веры". В начале своего архипастырского служения Стефан усердно содействовал императору Петру в его реформах и восхвалял его в своих проповедях, в последнее же время во многих взглядах он начал расходиться с великим преобразователем России; однако же до самой смерти, последовавшей 22 ноября 1722 года, удержал свой первенствующий пост в церковном управлении.

Феофан Прокопович. Одаренный выдающимися способностями, первоначальное образование он получил в Киевской академии. Впоследствии учился за границей в школах иезуитов, но вынес из них нерасположение к католичеству. По возвращении в Киев он преемственно проходил должности учителя, префекта (инспектора) и ректора тамошней академии и прославился своими богословскими лекциями в новом, свободном от схоластики духе. В своих богословских сочинениях Феофан держался направления, противоположного Стефану Яворскому: Стефан противодействовал вторжению в русское общество идей протестантских, Феофан по преимуществу восставал против заблуждений папства. Трудами этих выдающихся богословов петровского времени и продолжавшейся после них полемикой намечался прямой (срединный) путь для развития у нас богословской науки в строго православном духе. Отличное слово, сказанное Феофаном в Киеве в присутствии императора Петра 1 в воспоминание полтавской победы в 1709 году, обратило на него внимание преобразователя России. Вызванный в Петербург в 1716 году и поставленный в епископа Псковского в 1718 году, Феофан сделался ближайшим сотрудником, правой рукой Петра не только в церковных реформах (регламент), но и в делах государственного управления. По смерти Петра еще более возвысилось положение Феофана: в сане архиепископа Новгородского и первенствующего члена Синода он был главным советником и опорой для императриц Екатерины I и Анны Иоанновны, но при этом он вмешивался в придворные интриги и борьбу разных партий, в которых напрасно тратил свои богатые силы. Феофан скончался в 1736 году с горьким разочарованием в жизни. "О, главо, главо, разума упившись, куда ея (себя) приклонишь?" - сказал он, лежа на смертном одре и готовясь предстать на суд Божий.

Платон, митрополит Московский. Сын бедного причетника (впоследствии достигшего священства), Петр Левшин (мирское имя Платона) получил воспитание в Московской академии и оказал такие успехи, что еще до окончания курса был в ней же наставником. По обычаю того времени юный богослов часто проповедовал в церкви и толковал для народа катехизис. Умная и простая речь его и прекрасное произношение привлекали множество слушателей, и уже тогда москвичи называли его вторым Златоустом. Монашество он принял в Троицкой Лавре в 1758 году, на 22-м году жизни и через 4 года был уже наместником и ректором лаврской семинарии. Императрица Екатерина II в одно из посещений Лавры была удивлена его проповедническим даром и вызвала его в Петербург, в придворные проповедники и законоучителя сына своего, цесаревича Павла Петровича. При дворе Екатерины он встречался со многими европейскими знаменитостями того времени. Известен его быстрый и остроумный ответ французскому энциклопедисту Дидро: "Я утверждаю, - сказал Дидро, - что нет Бога". "Это не новость, - ответил Платон, - пророк Давид давно сказал: "Рече безумец в сердце своем: несть Бог". Екатерина так отзывалась о своем придворном: "Мы плакали - плачем". В 1770 году Платон был назначен архиепископом в Тверь, а в 1775 году переведен в Москву.

Просвещенный архипастырь глубоко проникал в нужды своего времени и всячески противодействовал вредным направлениям в мысли и жизни, проникавшим с Запада. Он вел деятельную борьбу и с атеизмом, и с деизмом (по преимуществу масонством), и модным либерализмом, ратовал против расточительности, роскоши и вообще распущенности нравов. В то же время он обличал в раскольниках слепую приверженность к букве и обряду и старался о примирении их с церковью (устав единоверия). Он весьма часто проповедовал. Отличительные достоинства его слов и поучений: простота, ясность и постоянное применение к жизни. Некоторые из них (по случаю чесменской победы, речь на короновании императора Александра I) по справедливости почитаются образцами ораторского искусства. При этом он владел и внешними достоинствами оратора церковного: величественная осанка, прекрасный голос, авторитетный тон и изящные манеры давали особенную выразительность каждому его слову [86].

В епархиальном управлении митрополит Платон отличался отеческой ко всем близостью, благодушием, отзывчивостью ко всему доброму, поощрением талантов, милосердием к бедным. Особенные заботы ревностный архипастырь имел о Троицкой академии и устроенной им Вифанской семинарии. Воспитанники этих двух заведений были как бы свои семейные у него люди: он гулял с ними в садах, беседовал, пел духовные песни. Митрополит Платон принимал горячее участие и в политических событиях своего времени. Замечательно то, что он предупреждал императора Александра I против союза с Наполеоном, предсказывая его непрочность. В день Бородинской битвы из своего вифанского уединения явился он в Москву со словом утешения и ободрения к опечаленному и ожидавшему бедствий его последнего вздоха.

Филарет, митрополит Московский. Сын коломенского священника (впоследствии протоиерея), Василий Михайлович Дроздов (мирское имя Филарета) воспитание получил в Сергиево-Лаврской семинарии. Здесь же принял монашество и был учителем. Митрополит Платон был изумлен одной из проповедей Филарета, увидел в ней проблески необыкновенного таланта и, дорожа им, с великой скорбью, которую разделял и молодой инок, отпустил его на службу в Петербург в 1808 году. Необыкновенно даровитый наставник и проповедник скоро обратил здесь на себя внимание всеобщее и быстро возвысился. В 1817 году он был рукоположен во епископа Ревельского, а через четыре года уже занимал кафедру Московскую, на которой прослужил Церкви сорок шесть лет (всего в архиерействе более 50 лет).

Филарет прежде всего прославился необыкновенным даром проповедника. Особенность его проповедей та, что он, раскрывая христианское учение, действует по преимуществу на ум и сознание слушателей. Его слово исполнено глубоких богословских созерцаний и в то же время высокой христианской поэзии. Убеждение ума, таким образом, у него самого перерождалось в живое чувство, и то же самое действие слово его производит на слушателя и читателя. Речи его, говоренные большей частью перед коронованными лицами, показывают необыкновенную игру сильного ума и самое живое отношение к потребностям и событиям эпохи. Весьма важны для Церкви и ученые труды Филарета: "Церковная библейская история", "Записки на книгу Бытия" и другие. Катехизис его имеет значение символической книги, и по нему учится русское юношество.

В течение 60 лет Филарет принимал такое деятельное участие в церковном управлении, что его история теснейшим образом соединена за все это время с историей Церкви Российской. Характерной чертой этой деятельности было строгое охранение Православия в мысли и жизни христианской; и он же первый откликался на нужды времени и ему принадлежит почин многих благодетельных действий и мер последнего времени. Одной из главных забот Филарета было сделать доступным каждому православному россиянину чтение слова Божия на общепонятном языке. Им составлены уставы попечительства о бедных духовного звания, положение об охранении церковных древностей, правила монашеских общежитий. Он первый предложил помощь наставникам духовно-учебных заведений к улучшению их содержания, поддерживал миссионеров на трудном их пути, заботился о нуждах Церквей восточных и славянских, ободрял верных слуг отечества в их затруднениях и в борьбе с врагами. Его советами и указаниями дорожили не только в церковных, но и гражданских делах [87].

В частной жизни Филарет представлял образец епископа и инока. Двери его дома были всегда открыты для всех, искавших разрешения недоумений и ищущих умиротворения совести. Всегда простой в жизни и домашней обстановке, он всецело был предан обязанностям звания и стоял на страже своей паствы. Сам строгий аскет, он любил и чтил духовное подвижничество, как высший цвет христианской жизни, и содействовал устранению и обновлению многих обителей.

Незадолго до кончины святителя покойный отец явился ему яснее, чем в сновидении, и велел помнить 19-е число. Через два месяца после этого, 19 ноября 1867 года, в воскресенье, святитель сам совершал литургию в крестовой церкви и вскоре после мгновенно скончался. Погребен в Троицкой Лавре.

Иннокентий, архиепископ Херсонский. Иннокентий (в миру Иван Борисов), сын священника, воспитание получил в Орловской семинарии и Киевской академии.

Ученая деятельность его началась в Петербурге в 1823 году, где он принял монашество, а процветала главным образом в Киеве, где он был ректором академии и профессором богословия в 1830-1839 годах. Здесь он начал епископское служение в сане викария, затем преемственно занимал кафедры Вологодскую, Харьковскую и Херсонскую. В коронацию императора Александра II, 26 августа 1856 года, он был назначен членом Синода.

Главную славу Иннокентия, как и Филарета, составляет необыкновенный проповеднический талант. Современник знаменитого московского витии, Иннокентий отличался от него тем, что действовал по преимуществу на чувства слушателей и увлекал их необыкновенной ясностью и простотой слова и художественной картинностью представлений и образов. Ко всему этому Иннокентий был знаменитый импровизатор и всегда говорил без помощи тетрадки: строго обдуманные слова его изливались сами собой из души его, как бы объятой вдохновением. И как ни прекрасны его проповеди, они все-таки, по отзывам слушателей, не могут увлечь читателей так, как увлекало его живое вдохновенное слово.

В истории богословского образования Иннокентий известен тем, что он, как знаток новейших языков, внимательно следивший за развитием богословской науки на Западе, сделал первые попытки к сближению с ней православного богословия, за что иногда подвергался упрекам со стороны ревнителей православной старины. В то же время Иннокентий старался сблизить богословскую науку с другими отраслями знаний. Он очень любил естественные науки, и в его воззрениях они не только не противоречили, но наилучшим образом служили богословию.

Как начальник и архипастырь, Иннокентий снискал во всех местах своего служения общую любовь отеческой близостью к подчиненным и пасомым. Учрежденные им литературные вечера имели целью сблизить служителей духовной науки с благонамеренными светскими деятелями: здесь читались лекции и проповеди, велась оживленная беседа о религиозных вопросах. "Никогда того с полгода не вычитаешь из всех возможных журналов, - говорит один из участников этих литературных бесед, - что бывало в один вечер узнаешь, и узнаешь легко" [88].

В это же время Преосвященный Иннокентий всячески заботился о возбуждении религиозного духа в народе: кроме постоянного проповедования, к этому служили учрежденные им во всех местах служения крестные ходы, возобновление древних обителей (Ахтырской, Святогорской), древних акафистов (Страстям Христовым, Покрову Пресвятой Богородицы и Живоносному Гробу).

В последние годы своего святительства Иннокентий прославился самым живым архипастырским участием в бедствиях Крымской войны и в высшей степени благотворным влиянием на воинов. Во время бомбардировки Одессы 10 апреля 1854 года мужественный архипастырь спокойно совершал Божественную литургию и своим могучим словом поддерживал бодрость в жителях. После бедственного поражения нашей армии при Альме жители города Симферополя, пришли в ужас и смятение. Внезапно без зова, без свиты явился среди них архипастырь и в соборном храме разразился словом укоризны за малодушие. Слово было так сильно, что все бывшие в храме от стыда горели и плакали. Из Симферополя Иннокентий отправился в окровавленный и опаленный Севастополь: служил, говорил проповеди, раздавал войскам иконы, воодушевлял, ободрял и убеждал всех постоять за веру и отечество.

Усиленные труды и тревоги надломили здоровье доблестного архипастыря; кончина его последовала мгновенно, 26 мая 1857 года, в день Пресвятой Троицы.

Макарий, митрополит Московский. Уроженец Курской епархии, сын священника, с ранних лет сирота, Михаил (мирское имя Макария) Булгаков в первое время школьного учения казался хилым, болезненным и даже несколько тупым мальчиком, но в этом так мало обещавшем отроке таились великие силы. Брошенный одним из его товарищей камень разбил оболочку его черепа, и жизнь его поистине чудесно обновилась: прошли детские болезни, открылись прекрасные дарования, и он быстро пошел вперед. Высшее духовное образование он получил в Киеве, под руководством знаменитого ректора Димитрия Муретова (скончался в сане Херсонского архиепископа в 1883 году), и здесь вместе с обетом монашества дал самому себе обет всю жизнь посвятить на пользу просвещения и все, что будет заработано учеными трудами, обращать на его же пользу. В Киеве же началась его учебная служба, которая затем с великой честью продолжилась в Санкт-Петербурге, где он удостоен был высшей ученой степени и епископского сана.

По окончании учебной службы святитель Макарий занимал преемственно кафедры Тамбовскую, Харьковскую и Виленскую и, наконец, был возведен на кафедру Московского митрополита, но никогда не оставлял ученых трудов и как бы нарочно был перемещаем в такие именно места, где ему было удобнее собирать сведения для главного ученого труда его - "История Русской Церкви". Другой, не менее великий труд святителя - "Догматическое богословие" с особым томом Введения в него. Главное достоинство Макария как богослова - это верность слова и верность взгляда, особенный дар найти и указать границу между догматической истиной веры и так называемым богословским мнением, которое допускает возражения и разногласия. Особенное достоинство исторических трудов святителя Макария полагается в терпеливом собирании и тщательном обсуждении сведений о том или другом лице или событии, при соблюдении полного беспристрастия и спокойном и ясном изложении этих сведений, причем высокодаровитый и исполненный глубокого смирения автор тщательно скрывает всю тяжесть предварительных работ и пишет картины минувших веков перед глазами читателя так, как бы был их очевидцем. Трудясь самоотверженно до последней минуты жизни на поприще богословской и церковно-исторической науки, митрополит Макарий тщательно вел счет всем приобретениям от своих литературных трудов, как будто бы это не составляло его личной собственности, и принес громадные жертвы на учреждение премий за ученые сочинения и лучшие учебники и стипендий в Академии наук и во всех духовных академиях (более 300 тысяч рублей), в то же время святитель Макарий принимал самое живое и деятельное участие в высшем церковном управлении в трудное время, когда реформами императора Александра II перестраивалась вся жизнь русского народа, и при этом неизбежно затрагивался и внешний строй церковной жизни. Непрестанные труды и усиленная деятельность, не знавшая отдыха, надломили силы святителя-подвижника, и он 9 июня 1882 года для всех неожиданно скончался, к глубокой скорби почитателей его необыкновенных талантов и бессмертных трудов.

Кроме поименованных великих светил, приобрели известность своими трудами на пользу духовного просвещения Евгений Болховитинов, митрополит Киевский, замечательный историческими трудами, скончавшийся в 1827 году; Иннокентий Смирнов, сподвижник Филарета Дроздова в Санкт-Петербургской академии, автор "Церковной истории", долгое время бывшей учебником для семинарий, скончавшийся в сане епископа Пензенского в 1816 году; Филарет, архиепископ Черниговский - богослов, историк и проповедник, скончавшийся в 1866 году; Иоанн, епископ Смоленский; Хрисанф, бывший епископ Нижегородский; Никанор, архиепископ Херсонский; Павел, архиепископ Казанский; Феофан, епископ-затворник; Амвросий, архиепископ Харьковский - высокодаровитые писатели, указавшие новые пути движению и развитию богословской науки и церковного слова и др.

 
ОГЛАВЛЕНИЕ
НАЗАД
ВПЕРЕД


dr68smi25.html,  (04нбр04),  25дек06
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
НАВЕРХ