Церковь, Русь, и Рим

Н. Н. Воейков

5. Архимандрит Паисий Величковский и возрождение православного монашества. О старчестве. Пророчества о. Иоанна Кронштадтского о православной монархии


Крупнейший мыслитель нашего века гр. Кейзерлинг в 1934 г. писал: "Как только представитель Божьего Агнца (папа) превратился сам в цезаря, протестантство вступило в жизнь. Если когда-либо возникнет новое христианское Возрождение, то оно, несомненно, возникнет в России" ("La Revolution Mondiale". Париж, 1934, с. 188).

Мысль эта, высказанная в то время, когда православная Русь находилась (как и сейчас) под ярмом богоборческой власти Советов, должна заставить нас призадуматься.

Как и итальянский экономист, профессор Гиллельмо Ферреро (о котором речь позже), гр. Кейзерлинг, в лице России, перед западным миром открыто подчеркнул огромное значение Православия. Этих западных мыслителей никто не может упрекнуть в "русском шовинизме" или предвзятости, как любого из русских, который дерзнул бы утверждать что-либо подобное. Ведь сколько критики навлек на "Дневник писателя" провидец Достоевский за подобные высказывания в XIX веке! Кстати, Кейзерлинг в упомянутом сочинении отдает должное этому русскому и всемирному гению.

Наша задача, как мы уже говорили, не состоит в самовосхвалении или апологии Православия. Если в предыдущих главах этого труда, говоря о православной культуре, мы особенно остановились на России, это потому, что прочие православные народы находились под инославным игом и описание процесса выкристаллизовывания среди них этой культуры было бы менее наглядно. Отмечая этапы развития России как православного государства, мы не умолчали ни о трудностях этого пути, ни об ошибках, допущенных при этом.

Роковой ошибкой было нарушение в XVIII в., под инославным влиянием на Петра I, плодотворной гармонии, существовавшей на Руси между Церковью и Престолом. Ослабив значение иерархии, государство лишало себя огромной поддержки и духовной помощи, которую могла бы ему оказать Церковь, канонически возглавленная своим патриархом. Союз царя с патриархом явился бы, несомненно, непреодолимой преградой для проникновения на Русь материалистических веяний, отдаливших постепенно интеллигенцию от русской культуры. Сильная церковная организация парализовала бы всякие попытки разложения умов атеистическими принципами Мардохая Маркса, приведшими русское общество к духовному нигилизму, задолго до революции. Уже в середине XIX в. трагический вопль Гоголя, предостерегавшего Россию от гибели, вызвал лишь саркастическую отповедь Виссариона Белинского, тогдашнего корифея западничества, поднявшего травлю против автора "Мертвых душ". Гоголь, взывавший в "Переписке с друзьями" к сближению общества с Православием, к возвращению Руси на ее традиционный путь, скончался с кличкой сумасшедшего в мистическом пророческом ужасе о грядущих судьбах России. Белинский же продолжал поносить русскую культуру и глумиться над верой ("довольно нам этих молебнов"), как над неким анахроничным и смешным явлением. Наследники его превзошли самих себя в клевете на царскую власть, в самооплевывании и лакействе в глазах европейского общества. Герцены, Кропоткины, Чернышевские и Добролюбовы сознательно служили темным силам, добивавшимся гибели Российской империи. Цареубийство 1918г. завершило этот мрачный период русской истории, за который Россия заплатила уже миллионами трупов, а Западу, быть может, предстоит еще большая расплата.

И вот, несмотря на все эти неоспоримые факты, Кейзерлинг и Ферреро смело высказывают восторженные, парадоксальные, казалось бы, суждения о России и о возможности возглавления ею (т.е. Православием) нового христианского Возрождения. Повторим, что под общим термином Россия, очевидно, подразумевается, представленное ею Восточное Православие, так как Кейзерлинг противопоставляет России западный духовный кризис, раскол Западной церкви, породивший протестантство.

Православие, действительно, уже не раз доказывало свою жизненность.

Мы видели, как благодаря жертвенным выступлениям русских государей, в прошлом веке воскресли несколько европейских государств, освобожденных от ига турок. Государства эти в основном, сохранили нетленным учение, преподанное им в далеком IX в. при св. патриархе Фотии, трудами святых Кирилла и Мефодия. Дух Православия восторжествовал над многовековыми преследованиями, над рабством и разрушениями святынь, над бесправным существованием этих несчастных народов.

В Греции, Румынии, Болгарии и Югославии возобновилась нормальная церковная жизнь, появились академии и семинарии и завязалась прерванная исламом связь с остальным православным миром. Расцвет богословской науки в этих странах ознаменовался появлением многочисленных трудов, свидетельствующих о жизненных силах, накопившихся за долгие годы духовного гнета. Среди наших современников подчеркнем имена греческого профессора Аливизатоса, болгарина — проф. Цанкова, сербов еп. Иринея Ново-Садского и архимандрита Иустина Поповича и других. Расширяются и крепнут также заокеанские миссии этих церквей, вслед за эмигрантами-славянами стремящиеся во все концы земного шара. Также и в Святой Земле и на Святой Афонской горе продолжают вести свое подвижническое житие разноплеменные монашеские общины, несмотря на тяжкие лишения и преследования врагов Церкви.

Видимо, мысль гр. Кейзерлинга далека от парадоксальности и Вселенское Православие еще не сказало своего последнего слова.

В начале этого труда мы писали, что одной из отличительных черт Православия — это его монашество. Роль монастырей в создании и развитии Византийской, Киевской, а затем Московской государственности была нами достаточно подчеркнута. Благодаря монахам-миссионерам, познали христианство и его культуру миллионы азиатских инородцев; монастыри же арабские, греческие, кавказские и проч. самоотверженно поддерживали православие, угнетаемое на Востоке.

Прозелитизм этих монахов отличался своим бескорыстием от прозелитизма западного.

В ту эпоху, когда в связи с петровскими реформами русскому многочисленному монашеству грозила опасность, Промысел Божий воздвиг архимандрита Паисия Величковского.

В 1722 г. у Полтавского протоиерея Величковского родился сын Петр. Желая дать Петру духовное образование, по окончании епархиального училища, отец поместил сына в Киевскую академию. Благодаря описанным нами трудам митрополита Петра Могилы, академия эта являлась в то время бастионом Православия Малой Руси и учение в ней не уступало лучшим латинским духовным училищам, учрежденным иезуитами (см. гл. IV, § 6).

Величковский отличался в Киеве своими способностями, а также благочестивым и смиренным поведением. Уже на третьем курсе учения он подумывает о монашеской жизни.

Окончив академию, он отправляется сперва в Любечский монастырь на Днепре для ознакомления с монашеством, затем принимает постриг с именем Платона в Медоедовской обители в Польше. Вскоре униаты выселяют монахов, и Платон переезжает сперва в Киевскую Лавру, затем едет на Афон.

Под руководством опытных старцев там он проводит сперва четыре года, в полном уединении перенося всякие лишения. Затем в 1758 г. получает священство. Святость жизни и ученость о. Платона привлекают к нему целую группу молдаванских монахов и он организует своими силами новый скит св. Илии, где под его руководством братия занимается переводами и переписыванием разных духовных сочинений. Как игумен, о. Платон требовал от братии послушания и аскетического образа жизни. Когда скит стал тесен для его пятидесяти монахов, о. Платон переселился сперва в Симонопетровскую обитель, затем после 17-летнего жития на Св. Горе вместе с большинством братии переехал в Молдавию1. Там, благодаря его энергии, скоро основалась обитель в Драгомирне на юге от Буковины. Этот новый монастырь, в свою очередь, превратился в крупный центр с благословения Молдавского митрополита Анастасия (Крымка), одобрившего представленный Платоном устав, им самим выработанный.

Одновременно с физическим трудом Платон большое внимание уделял общему образованию монахов. Изучая церковные науки и древние языки, они продолжали делать переводы, повсюду разыскивая старинные рукописи, упражняясь в риторике, одним словом, всесторонне готовясь к широкой миссионерской работе, столь нужной в ту эпоху гонений на веру. Там же о. Платон принял схиму с именем Паисия.

В 1778 г. началась война, и архимандрит Паисий, не желая попасть в руки вражеской латинской Австрии, еще раз переселился со своей многочисленной братией в монастырь Нямец. Там он развивает крупную деятельность, ведет обширную переписку со всем православным миром, напутствует своих учеников в разные страны для основания новых монашеских центров, по образцу его обители. Число монахов в Нямеце достигает до семисот.

Румынский профессор Орлович насчитывает двести двенадцать архимандритов, игуменов и игумений среди бывших учеников и учениц Паисия. Еще при жизни его было основано по его уставу сто семнадцать обителей в разных православных странах!

Кроме указанных нами уставных особенностей, Паисий ввел крупные реформы в тогдашний монастырский быт. Продолжая хорошо изученное им в Киеве дело Петра Могилы, он способствовал возрождению и моральному развитию монашества в эти трагические для Православия годы преследований и соблазнов "унии".

Как и преп. Сергий в XIV в., Паисий повсюду возродил любовь к аскетизму и отшельничеству, запретил участившиеся за последние годы переходы монахов из одного монастыря в другой, усилил дисциплину и послушание старшим. Большое значение придавал он "Иисусовой молитве", а также добивался более радивого отношения монахов к службам. Наконец, Паисий создал знаменитый институт "старчества".

Скончался Паисий 72 лет в Нямеце 15 ноября 1794г. от полного истощения сил, окруженный всеобщим уважением и любовью.

Среди русских переводов, сделанных Паисием с греческого, следует отметить творения святых отцов Антония Великого, Исаака Сирина, Ефрема Сирина, Иоанна Лествичника, Аввы Дорофея и др. Еще при жизни его переводы эти получили в России большое распространение, и в Нямец потянулись толпы русских монахов и мирян, дабы у него поучиться.

Так, целая группа офицеров, вместе с Ушаковым, возгорелась желанием иноческого жития и посетила Паисия в Молдавии. Вернувшись в Россию, офицеры эти избирают глухое место в Рославлевских лесах около Брянска, где основывают скит, во главе которого стал подвизаться старец Феодор (Ушаков). Примеров таких было немало.

Старчество, или наставничество в духовной жизни опытными иноками, быстро привилось в России и получило широкое распространение. Одним из крупных центров старчества стала Оптина Пустынь в Калужской губернии, возле города Козельска, основанная, по преданию, в XV в. покаявшимся разбойником Оптой. Монастырская жизнь была там в XIX в. восстановлена по устапу Паисия монахом Моисеем (Путиловым). В Оптину Пустынь же переселились рославльские пустынники, вместе со своим старцем Феодором, и Пустынь вскоре стала известной по всей России. Из наиболее прославившихся там своей святостью и прозорливостью старцев назовем Леонида (в схиме Лев), Макария, Амвросия, Анатолия, Иосифа и нашего современника — Нектария. Старец Макарий, кроме духовного руководства, известен еще как ревнитель печатания святоотеческой литературы. Часто посещал Оптину Пустынь знаменитый славянофил- писатель Петр Киреевский, а Константин Леонтьев и епископ Игнатий Брянчанинов там приняли монашество. Вообще, вместе с развитием старчества повсюду стала заметна тяга к обителям и святым местам. Этому особенно способствовал преп. Серафим Саровский, своими подвигами и наставлениями всколыхнувший всю верующую Русь, как некогда преп. Сергий.

Очень любопытно это возрождение монастырской жизни благодаря реформе Паисия, совпадавшей по времени с уродливым беснованием части русской интеллш енции, поклонявшейся Западу. Расцвет этот показывает, насколько вера народная сохранилась в своей чистоте и неприкосновенности, являя в тот век материализма подобные примеры святости и благочестия. Реформы Петра I и Екатерины, чуть было не удушившие монашество, оказались нейтрализованными реформой архимандрита Паисия, а кроме того, бдительным отношением к Церкви государей XIX в.

При Александре II в 1861 г. состоялось всенародное прославление св. Тихона, епископа Воронежского (t 1783 г.), умершего в Задонском монастыре, автора сочинения "Сокровище Духовное, от мира собираемое", приобретшего всеобщую любовь.

Незадолго до этого в Палестине вновь стало укрепляться (благодаря заботам государя), прерванное Крымской войной, православное влияние.

В 1858 г. в Иерусалим был отправлен еп. Кирилл Мелитопольский с миссионерами. Купив у арабов участок земли, они основали там "Русскую Миссию" для призрения многочисленных паломников, беспрерывно приходивших в Иерусалим для поклонения святым местам.

Несмотря на то, что русские пришли туда позже других, вскоре им удалось приобрести участки и памятные места, связанные с жизнью Спасителя. Среди таких участков приобретен был Мамврийский дуб, часть Гефсиманского сада; основан был монастырь на Елеонской горе, храмы в Хевроне, Яффе, Вифании, Иерихоне и, наконец, храм св. Александра Невского недалеко от Гроба Господня. Странноприимные дома, церкви и обители, огромной исторической и земельной ценности, стали имуществом "Русского Палестинского Общества", утвержденного государем в 1882 г., существующего и поныне. Много там потрудился в сложных условиях наших дней для спасения этих бесценных сокровищ митрополит (тогда архиепископ) Анастасий.

В 1870 г. отметим учреждение православной миссии для Японии и основание храмов в Токио, Нагасаки, Едо и Хеого, откуда впоследствии вышло православное японское духовенство. Одновременно, в том же году основанное "Православное Миссионерское Общество" усилило проповедь в американских землях, в частности на Аляске. Новому епископу, утвержденному в Сан-Франциско, был дан титул "Алеутского и Аляскинского", для окормления семи приходов с семью тысячами верующих. Как известно, Аляска была Россией продана США в 1867 г.

Для Туркестана в ноябре 1871г. также была отправлена особая миссия и еп. Софроний получил титул "Туркестанского и Ташкентского" с кафедрой в г. Верном. Заметим, что его перу принадлежат ученые труды "Современный быт и литургия яковитов и несториан", "Из дневника по службе на Востоке и Западе" и др.

В 1878 г. умер в Троице-Сергиевой Лавре игумен Парфений, бывший настоятель Гуслицкого монастыря, автор "Сказания о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Св. Земле" (1856), ревностный проповедник Православия.

Отметим при Александре III кончину в Персии в 1888 г. другого миссионера, прот. Евгения Попова, выдающегося проповедника. Он основал "Пермское братство св. Стефана" и издал "Письма по православно-пастырскому богословию".

Юбилей 900-летия Крещения Руси ознаменован был большими торжествами в Киеве и по всей империи. Александр III по этому случаю учредил повсюду благотворительные заведения, старческие и инвалидные дома.

Первая церковь в Южной Америке открыта была в 1889 г. в

Буэнос-Айресе (Аргентина), куда был перевезен иконостас и утварь из посольской церкви в Мадриде.

В 1894 г. отметим праведную кончину епископа-затворника Феофана, известного всей России подвижника и духовного писателя, оставившего обширную переписку с его многочисленными духовными чадами и почитателями.

В 1898 г. часть Восточно-Сирийской церкви, в лице урмийских несториан, присоединилась к Русской церкви, в результате чего Святейшим Синодом в Урмию была отправлена русская православная миссия, открывшая в этом городе духовную семинарию для подготовки священников ассиро-халдеиского языка. Жестоко преследуемые турками в период Первой мировой войны за их симпатии России, несториане Урмии принуждены были, по окончании войны, поголовно выселиться в Россию и в США. У последних ассиро-халдейская колония возглавлялась епископом Иоанном Урмийским и Самайским, проживавшим в Чикаго, впоследствии в Ново-Дивеевском женском монастыре в г. Спринг- Валлей,Н.1. Преосвященный Иоанн, родом из Урмии, где был в молодости переводчиком русской миссии и где окончил семинарию, был посвящен в епископы в Белграде митрополитом Антонием и стал членом нашего Архиерейского Синода за границей.

Присоединение урмийских несториан к Вселенской Церкви побудило православное население Малабара в Индии обратиться к Святейшему Синоду с просьбой о воссоединении; однако последний, по причине остатков несторианства, которых продолжали еще придерживаться христиане Индии, нашел вопрос о воссоединении преждевременным.

Согласно данным Всеподданнейшего отчета, приводившего статистику о состоянии Русской Церкви, в 1891 г. в Российской империи насчитывалось всего 724 монастыря — 496 мужских и 228 женских2. Среди мужских четыре Лавры: Киевская, Почаевская, Троице-Сергиева и Александро-Невская. Общее число монашествующих было 40.194, из коих 12.722 монаха и 27.474 монахини.

Более чем четверть указанных в отчете монастырей, а точнее: 182 , — учреждены были в XIX в.

Приведем для наглядности следующую таблицу:

Царствование Александра I — 9 монастырей,

Царствование Николая I — 43 монастыря,

Царствование Александра II —107 монастырей,

Царствование Александра III (до 1891) — 23 монастыря

Итого —182 монастыря

Излюбленной темой революционной и вообще безбожной пропаганды всегда было обвинение православного духовенства, в частности монашествующих, в тунеядстве и лени.

К сожалению, некоторые западные писатели, в особенности католики, до наших дней вторят этой бесстыдной лжи.

Отметим, что церковно-приходские школы и школы грамотности при монастырях входят в общее число церковно-приходских школ России, которых в 1891 г. насчитывалось 14.680. Для помощи и сбора средств на приходские школы работали "церковно-приходские попечительства" численностью в 13.424. Кроме того, духовенство белое и черное заведовало в 1891 г. 936 богадельнями и больницами.

В 1911 г. в Российской империи насчитывалось 4 духовных академии, 57 семинарий, 184 духовных училища, 61 епархиальное училище и 13 женских училищ духовного ведомства, состоявших под Высочайшим Ее Императорского Величества покровительством (Прот. Петр Смирнов. "История Христианской Православной Церкви". СПб, 1911, с. 146).

В 1913г. было, крометого, 37.641 начальных церковно-приходских школ, в которых обучалось около двух миллионов детей.

Указанные нами цифры говорят сами за себя и не нуждаются в пространных комментариях касательно места, занимаемого Церковью в области воспитания.

Относительно общего развития народного просвещения, от-

метим особо блестящие результаты, достигнутые при императоре Николае II до Мировой войны.

"Едва ли кто станет отрицать, что наука находилась под особым покровительством трона: все высшие учебные заведения носили имя государя или одного из его предков; путем многочисленных стипендий, созданием общежитий и дешевых столовых; освобождением от военной службы до конца образования и другими льготами, правительство облегчало жизнь студентам. Профессора вне очереди получали чины и их знание ставилось так высоко, как ни в одной другой стране; поощрялись съезды, командировки за границу, научные экскурсии и т.п." (проф. Ф.В.Вербицкий).

Вот число учащихся в средних школах: 1899г. 1914 г. % увеличения Мужские лицеи и гимназии 89.410 228.550 155 Женские гимназии 54.102 328.800 507 Семинарии 63.250 100.090 58

Поражает рост женского образования, а кроме того, увеличение числа студентов на 400% за время последнего царствования. Анкета 1920 г., проведенная Советами, установила грамотность 86% детей от 12 до 16 лет, начавших учиться при "отсталом" царском режиме.

Последнее царствование было ознаменовано выдающейся пастырской деятельностью провидца и чудотворца — протоиерея Кронштадтского, праведного о. Иоанна (Сергиева). Этот величайший пастырь и молитвенник (1829—1908), благодетель и наставник Всероссийский, был особенно почитаем государями Александром III и Николаем II. Сослуживший при бракосочетании и венчании на царство царя-мученика, св. Иоанн напутствовал перед смертью его августейшего отца.

Он был ревностным сотрудником этих императоров в их благотворительных начинаниях. В 1882 г., благодаря содействию его почитателей, св. Иоанн основал в Кронштадте первый "дом трудолюбия". В этих домах св. Иоанн учредил начальные и ремесленные школы для детей и подростков (бесплатно для бедных), мужские и женские мастерские, библиотеки, музеи и т.д. Для взрослых там находилась воскресная школа, читальня и устраивались лекции на религиозные, исторические и литературные темы. Инициатива эта сразу встретила живейший отклик повсюду.

Вскоре такие же дома возникли в других местах, и государыня-императрица возглавила эти полезные учреждения, для которых император основал особое попечительство. 1 сентября 1895 г. Николай II выпустил указ о безработных, заботясь об оказании им действенной помощи.

В столице имелось 635 благотворительных учреждений, отдельные из которых (например, "Приют для заброшенных детей", на попечении которого находилось 32.267 призреваемых) вели свое начало еще со времен Екатерины II; среди них: 142 детских приюта; 90 убежищ для отсталых; 23 яслей; 35 бесплатных столовых; 16 домов для рабочих; 6 бесплатных ночлежных домов; дешевые летние колонии.

Благотворительностью занимались 334 общества.

Эти все цифры взяты из испанского Энциклопедического словаря Эспаза-Кальпе (т.53), в котором глава о Петербурге составлена, главным образом, по немецким источникам. Едва ли можно их заподозрить в преувеличении и пристрастном отношении к русскому царскому правительству!

Пророчески предвидя самые трагические последствия для России от вышеуказанной враждебности русской интеллигенции к Церкви и помазаннику Божьему, о. Иоанн в своих вдохновенных проповедях неустанно призывал общество одуматься, пока еще было не поздно.

Он был, как и патриарх Никон, горячий сторонник и ревнитель гармонического союза Церкви с государством, убежденным монархистом, считая русских императоров, получивших особую благодать Божью через помазание на царство, — единственными монархами на земле, могущими еще "удержать" темные силы зла, предвестников Антихриста.

6 мая 1902 г., в день рождения государя Николая II, о. Иоанн сказал: "Да через посредство державных лиц Господь блюдет благо мира Церкви Своей, не допуская безбожным учениям, ересям и расколам обуревать ее, и величайший злодей мира, который явится в последнее время — Антихрист, не может появиться среди нас по причине самодержавной власти, сдерживающей беззаконное шатание и нелепое учение безбожников. Апостол говорит, что дотоле не явится на земле Антихрист, доколе будет существовать самодержавная власть. Тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды, удерживающий теперь (2 Сол. 2, 7). И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего... (2 Сол. 2,8)".

Осуждая искажение самодержавия через учреждение конституции, в 1905 г. о. Иоанн сказал следующее: "Царство русское колеблется, шатается, близко к падению. Если в России так пойдут дела и безбожники и анархисты-безумцы не будут подвержены праведной каре закона и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония. Везде измена, везде угрозы жизни и государственному имуществу. Бедное отечество, когда ты будешь благоденствовать? Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к царю и отечеству и чистоты нравов... И чем бы мы стали, россияне, без Царя? Враги наши скоро постарались бы уничтожить и самое имя России, т.к. носитель и хранитель России после Бога, есть государь России, царь самодержавный, без него Россия не Россия. Царь, как получивший от Господа царскую державу, от Самого Бога есть и должен быть самодержавен...

Умолкните же вы, мечтательные конституционалисты и парламентаристы! "Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, чтo Божье, но чтo "человеческое" (Матф. 16, 23), сказал Господь Петру, пререкавшему. Отойдите и вы, противящиеся Божию велению. Не вам распоряжаться престолами царей земных. Прочь, дерзновенные, не умеющие управлять и сами собою, но препирающиеся друг с другом и ничего существенного, полезного для России не сделавшие. От Господа подается власть, сила, мужество и мудрость царю управлять своими подданными...

Да бежат от престола все те, у кого сожжена совесть, у коих нет света правого, мудрого и благонамеренного. Бог призывает вас к этому великому делу благоустроения отечества. При этом помните, что отечество земное с его Церковью есть преддверие Отечества Небесного, потому любите его горячо и будьте готовы душу свою за него положить, чтобы наследовать жизнь вечную там".

Так говорил этот великий праведник накануне крушения Российской империи. Слова его должны указать правильный путь нам, ревнителям возрождения православной Руси.


  1. Румыния вплоть до XIX в. писала "кириллицей".
  2. При Николае II рост храмов и монастырей еще более знаменателен: в 1912 г. насчитывалось 53.546 церквей (в 1894 — 46.000) и 985 монастырей: 529 мужских и 456 женских Часовен и молитвенных домов было 22,850.